Незабываемая мечта

Размер шрифта: - +

Глава 29

Рощин Олег Сергеевич

 

Увидеть Рому в своей клинике – последнее, что я ожидал спустя столько лет. Это сильно напрягает. Но то, что Оливка с ним так спокойно разговаривает и даже больше, собирается ехать домой, вообще выбивает из колеи. На какой-то момент теряю контроль, желая наконец-то набить ему морду за все те слезы, которые я видел в глазах нашей девочки. И мы бы начали выяснять отношения, как павлины перед Оливкой, если бы она просто не развернулась и не ушла. А Руслан и вовсе без зазрения совести увез ее на мотоцикле.

Мы с Ромой, как два барана, так и остались стоять на крыльце и провожать ее взглядом.

- Ты – козел, - говорю этому придурку.

- Знаешь, тут даже спорить не буду. Я уже понял, что косякнул по полной.

- Косякнул? – усмехаюсь я. – Это ты мягко выражаешься…

- Я думал, она с тобой…

Он не продолжает, но мы оба прекрасно понимаем, о чем идет речь.

- Я бы не отказался, знаешь ли. Я был бы рад, если бы Даша была моей дочкой. Но Оливия у нас честная и правильная.

Мы больше не говорим, покидая клинику. Я знаю, где находится садик, но еду к квартире подруги, в надежде, что она успокоится по дороге и не открутит мне голову за поведение. Что ж, я такой не один, машина Ромы выравнивается и движется вместе со мной. В итоге, мы ждем Оливку и Дашу у ее подъезда, старательно делая вид, что не знакомы.

У меня внутри все замирает, когда Дашутка переводит взгляд с меня на Рому. Она растеряна. Но счастье затмевает все переживания, когда моя маленькая девочка прыгает ко мне на руки. Кружу ее и обнимаю. А потом Оливка отправляет нас в квартиру.

Мне не впервой развлекать ребенка. Мы с Дашкой всегда находим, чем заняться. Вот и сейчас, малышка с радостью рассказывать о новой нянечке и группе в саду. Ей там и правда нравится. Жаль, я бы предпочел чаще видеть ее у нас в клинике. Хоть и работать тоже иногда надо.

Оливия долго не возвращается. Мы успеваем даже накрыть ужин на стол, прежде чем мама заходит в квартиру. К моей радости – одна.

- Мамоська, а дятя? – хмурится малышка.

- А дядя приедет за тобой завтра, и поедете гулять и к бабушке, - улыбается Оливия дочке.

- Уля!

Я злюсь, но стараюсь улыбаться, потому что Даша слишком искренне радуется такой мелочи. За ужином мы практически все время молчим, слушая ребенка. И лишь когда она ложится спать, я внимательно смотрю на подругу.

- Что? – Складывает руки на груди девушка. Злится и закрывается. Отлично! Этот тип только появился в ее жизни, а у нас уже все катится к чертям…

- Мне он не нравится, - говорю предельно честно.

- Тебе он и не должен нравится, - опускает руки она с легкой улыбкой. – Олег, он ее отец, он ей нужен. Прости, но врать дочери я не планировала и не планирую.

- А ты? – К чему я это спрашиваю, мне ведь все равно не на что надеяться, за четыре года надо было это понять… но ведь не хочется терять хоть эту последнюю ниточку надежды.

- Я тут не при чем. Не видела бы его больше никогда, вот честно. Общаться иногда придется, но, надеюсь, сегодняшнего недоразумения не повторится. И с твоей стороны хотелось бы того же.

В голосе Оливии вновь скользит строгость, и я понимаю, что был не прав. Она мне ничего не обещала и ничего не должна. Я сам решил быть всегда рядом несмотря ни на что. И кидать ей обиды как минимум глупо.

- Прости, Лив, я не знаю, что на меня нашло, - протягиваю руки к подруге и обнимаю ее. Она не сопротивляется – значит простила.

 

Оливка

 

После серьезного разговора с мужчинами, мне удается наладить свою жизнь. Больше нет никаких неожиданностей и недопониманий. За годы работы психологом я научилась общаться с людьми, научилась находить общий язык и приходить к компромиссам. Во многом мне с этим помогли дети, именно с ними я провожу много времени. Да, не только я им помогаю, но и они мне. А чего только стоит моя Дашенька? Она у меня просто мечта!

На день рождения дочки я решаю устроить большой праздник. Со Светланой Георгиевной мы последнее время еще больше сдружились, я даже решилась называть ее мамой. В какой-то мере она и стала ею для меня. Мы с ней организуем все в ее доме, во дворе. Третьего мая достаточно тепло, чтобы можно было соорудить целую развлекательную программу на свежем воздухе. Отдохнуть с могут и взрослые, и дети. Нам помогают все кто только можно и приезжает также куча народа.

Даша с самого утра носится по дому, мешаясь. Но она же именинница, ей нельзя ничего запрещать. Гости приезжают с самого утра, постепенно заполняя пространство все больше и больше. А количество детей и вовсе растет с устрашающей скоростью. Здесь даже есть несколько родителей с малышами из моей группы в клинике. Моя малышка настолько сильно с ними сдружилась, что не позвать было бы преступлением.

К ночи я так устаю, что вырубаюсь на ходу. Те, кто был с детьми разъехались еще около шести, некоторые остались в доме. Перевозбужденная малышня улеглась только часов в десять ночи. А взрослые и вовсе до сих пор сидят. Сейчас полночь и я просто выползаю из-за стола, чтобы хоть немного поспать до утра.

Я не сразу замечаю, что за мной «хвост». Рома ловит меня в темном коридоре, прижимая к стене и целуя. От неожиданности я даже отвечаю его страстным губам, но как только прихожу в себя, залепливаю звонкую пощечину. Надеюсь, останется след, рука у меня не слабая, потаскай четырехлетнего ребенка на руках, и не такой сильной станешь.

- Ты вообще попутал? – Зло шепчу я ему, но он лишь довольно улыбается и трет щеку.

- Тебе же понравилось, - заявляет этот наглец.

- Иди лесом, Рома, - психую я и ухожу в спальню, запирая дверь на задвижку. Позже открою, вдруг, Даша проснется ночью. Сейчас же говорить с этим придурком нет никакого желания.



Касандра О'меил

Отредактировано: 06.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться