Незаменимая

Размер шрифта: - +

Глава 14

Не могу передать, что я испытала, когда наконец-то поняла его слова. Не услышала, а приняла сердцем. Я - в безопасности? Значит, свободна и вольна уйти, куда вздумается? Не верилось в это и вместе с тем, сердце рвалось из груди, захлебываясь радостью. И конечно же, я не нашла ничего лучше, как раскашляться от спадавшего напряжения. На лице незнакомца мелькнула тревога, но вслух он ничего не спросил. Возможно, списал всё на мое недавнее нездоровье. Если, конечно, стервятник рассказал ему о нем.

- Откуда вы знаете мое имя?

Я придвинулась к дверце экипажа и выбралась наружу с помощью протянутой незнакомцем руки.

- О! – Он лукаво улыбнулся, бережно поддерживая меня под локоть. - Его, как и целую душещипательную историю о вашей неминуемой гибели и его сердечном участии, рассказал ваш мучитель. Думаю, добрую половину он наврал, но в главном оказался прав.

В черноте его глаз вспыхнули искры. Щеки мои тут же запылали в ответ, язык присох к небу. Правда, выпытывать, что там наболтал обо мне изверг я и так не собиралась. Переступив порог экипажа, тут же вычеркнула воспоминания о нем, оставив только ставшую дорогой мне Ханну. Но незнакомец ждал вопросов – замолк ненадолго, переведя взгляд на пейзаж за моей спиной.

- Впрочем, я становлюсь невежливым, – снова заговорил он. - Ваше имя мне известно, позвольте назваться самому. Пан Велимир Вежлич. А это мой майорат.

Он кивнул в сторону замка. Настоящего – с каменными крепкими стенами, тянувшими пики к небу, мостом-лестницей, выгибавшимся над небольшой речкой, и так любимыми мною витражными окнами. В стенах замка обозначались выщерблины бойниц. К замку вела выложенная каменными плитами дорожка, по бокам которой росли стриженные кусты и ряды всё еще ярких цветов. Они были мне незнакомы, но радовали глаз желтым, бордовым и фиолетовым. Над замком небо зашлось алыми полосами, плыли седые космы облаков. Я застыла в восхищении. В нашем княжестве замок был только у наместника – и то, переходил не по наследству, а по праву помощника короля.

- Признаюсь, хочется расспросить вас о многом, но прежде хочу, чтобы вы почувствовали себя человеком. Эрвин проводит вас в вашу комнату. Можете не бояться старика, он только с виду так страшен. Но ведь годы никого из нас не делают красивее?

Я кивнула, всё еще не в силах оторвать глаз от замка.

- Так вот, в комнате уже стынет ванна и ждет вас более подобающий наряд. Выбирал на свой вкус, так что прошу сильно не расстраиваться, если он окажется дрянным. Всё-таки, я не мастер разбираться в женских уборах.

Я снова кивнула, наконец, переводя взгляд на собеседника. По ногам пополз холод. Единственная их защита от стужи – серые носки – набухли от сырости. Я переступила с ноги на ногу, стараясь разогнать кровь. И это не осталось незамеченным.

- Как хотите, - тоном, не терпящим пререканий, сказал Велимир. - Но я не позволю вам идти пешком с промокшими насквозь ногами.

Он не спрашивал разрешения и не ждал согласия. Склонился, перехватывая меня под коленками и подмышками, и поднял на руки. Я и пискнуть не успела! Но сопротивляться не хотелось. По телу разлилась усталость – вязкая и душная. Я даже испугалась, что снова впаду в горячку.

Эрвин оказался тут как тут – помог стянуть носки и укутать мои красные холодные пятки всё тем же одеялом. На этот раз я посмотрела на него с благодарностью. Впрочем, признательность не вызвала больше эмоций на лице старика, чем минувший испуг. Он всё так же размеренно двигался, подергивая седой головой, и оставался равнодушным. Я поймала себя на том, что к нему придется еще привыкнуть. И пусть Велимир заверял, что Эрвин безопасен и добр, один его вид вызывал оторопь и дрожь под коленками.

Пока же я безропотно висла на руках его хозяина, стараясь не прижиматься к крепкому горячему телу. От него пахло жасмином и лавандой. Так и тянуло ткнуться холодным носом в горячую шею и вдыхать запах, который напоминал родной дом. Пытаясь одернуть себя, я не нашла ничего лучше, как перечислять имена своих предков. Действенное средство, когда надо отвлечься или, не прибегая к услугам рук, избавиться от скучного монолога собеседника.

Мне всегда помогало, вышло и в этот раз. С каждым шагом в памяти вспыхивал портрет или легенда о бравом муже семейства Троди. Женщин потомки памятью не жаловали. Разве что Иветту – Дородное чрево. Она потеснила мужчин в семейной истории тем, что родила и сама выкормила двенадцать сыновей своему супругу – Джодагу Троди. Пьянице и транжире. С ранних лет смущало, что родители нарекли меня в ее честь, но что поделаешь, если это единственное женское имя, сохранившееся в нашей истории?

За этими размышлениями я и не заметила, как Велимир перенес меня по каменным ступеням моста. Эрвин с нами не пошел – остался распрягать экипаж. Когда широкие закругленные двери, окованные железом, оказались совсем близко, дверь распахнулась, обдавая нас теплом и вкусными запахами. Где-то внутри жарили мясо, пекли пироги, тушили овощи с душистым луком… От кухонных ароматов голова побежала кругом, а живот противно заурчал, выдавая меня Велимиру с головой. Но его лицо оставалось безмятежным.

Следом за запахами на пороге мелькнуло красное от жара круглое лицо. Рассмотреть его толком я не успела. Проговорив «наконец-то», оно тут же скрылось обратно. Двери остались открытыми, и Велимир без заминки пронес меня внутрь. Здесь запахи стали ярче, а тепло ласкало щеки, лезло за шиворот, разгоняя мурашек. Дойдя до пушистого ковра в широком холле, освещенном странными светящимися шарами на потолке, мой благодетель остановился. Бережно спустил меня на пол и кивнул в сторону высокой лестницы, уходившей вверх.



Екатерина

Отредактировано: 26.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться