Незаменимая

Размер шрифта: - +

Глава 21

Я забралась в кресло и укрылась шалью. В камине жарко плевался искрами огонь, но по полу всё равно полз холод, забирался выше по ногам. Я ёжилась, но подтягивать их на мягкую обивку не рисковала.

В ушах еще звучали слова миссис Дорис. И ее несчастный вид так и мелькал перед глазами. Я почти кожей чувствовала, что ей, как и моей Ханне, жилось не сладко. Не удивилась бы, если «старина Эрвин», тоже прикладывал к супруге руки по ночам. Может, поэтому у нее и ноги плохо ходили? Про дворецкого иначе, как в черный тонах, я думать не могла. Он стал для меня подобием злого духа. Даже сейчас казалось, что Эрвин управлялся где-нибудь на конюшне, а сам третьим глазом доглядывал за моей дверью. И стоило ее открыть – как тут же одними ему известными ходами примчится водворять меня обратно.

Мысли ускользали и снова возвращались к Ханне и Дорис. Первую выдали замуж против воли, вторая, похоже, тоже не горела сердцем к мужу. Их судьбы тревожили не просто так – я видела в них себя через много-много лет. Мнилось, брак по обету тоже доведет меня до угрюмости и тоски. А как иначе? Ведь это только на словах легко жить с чужим сердцу человеком бок обок, а на деле? Сейчас я впервые пыталась представить нашу с Ольгердом жизнь. Каждый день встречаться в обеденном зале по три-четыре раза, сталкиваться нос к носу в парке или на конюшне. А когда приедут гости? Тогда придется и вовсе всё делать вместе. Так было заведено в моем отчем доме. Какие бы кошки не пробегали между отцом и мамой – они непременно улыбались и держались за руки, стоило на пороге появиться кому-то из родни.

Память услужливо развернула передо мной события ознакомительного бала. Ольгерда, который был сам не свой – шутил, целовал мне руки. Стыдясь себя, я пыталась разобраться, что ощутила тогда? Оказывается, кроме стыда там мешалось еще что-то. Но я не могла уцепиться и понять – что? А когда он неожиданно поцеловал меня на балконе? Сердце стукнуло громко и странно, по спине пронеслись мурашки. Я передернула плечами и снова погрузилась в мысли. На этот раз принялась перебирать в голове рассказ Дорис.

Почему она просила у меня помощи, чтобы разобраться – куда отправился Велимир? Разве, я – причина его отъезда? Вроде, он хотел загладить вину… И как? В голову не лезло ничего путного. Не отправился же он, в самом деле, на телеграф или почту? Уже произнося это в уме, я промокла холодным потом от пят до макушки. Да ведь так оно и было! Похоже, Велимир решился на опасную переправу только, чтобы поскорее выполнить мою просьбу! Как же так?! Разве я хотела, чтобы он рисковал собой?

В груди защемило, я уже не могла больше спокойно сидеть. Вскочив с кресла, принялась расхаживать по комнате. Потом села к камину и уставилась в лизавшее поленья горячими языками пламя. Мыслей не было – я не пускала их, потому как одни были страшнее других. То и дело перед глазами мелькали картины, как Велимир тонет в разлившей незнакомой мне реке. А потом мокрый сидит на берегу и трясется от пронизывающего холодом ветра. И всё – ради меня! Я сама не заметила, как по щекам поползли слезы.

Неужели, ничего нельзя сделать? Поехать следом, спасти? Наверное, будь я в своем доме – так и поступила бы, но здесь караулил у дверей Эрвин. Соберись я за дверь, он не пустит меня обратно даже с бесчувственным Велимиром на руках. Сейчас мне казалось, что дворецкий не испытывал к хозяину той же любви, что и его жена. Он был учтив, услужлив, но не более. И лошадей он мне ни за что не даст…

В дверь постучали. Настойчиво и требовательно. Я дернулась, будто всё это время была в забытьи, а от этого звука - очнулась. Вот он – легок на помине! Пришел вести меня на пытку ужином в своем присутствии. Только теперь ничего у него не выйдет, всякий раз беря ложку в руки, я буду вспоминать миссис Дорис, а не его недовольное лицо.

- Подождите, - чувствуя, как предательски подрагивает голос, ответила Эрвину.

Потом обтерла щеки и подошла к двери, ухватилась за ручку, нажала и тут же столкнулась нос к носу с Велимиром! Он стоял на пороге с видом побитого пса. Со свисающими по бокам лица мокрыми сосульками выбившихся волос и свежими царапинами на лице. Не знаю, что удержало меня от того, чтобы тут же броситься ему на шею - так радостно и тепло стало на душе! Может, уроки мисс Жерден про вездесущие преступления? Или то, что где-то поблизости суетился Эрвин? Но никакие преграды сейчас не могли заставить меня смотреть равнодушно и спокойно. Я улыбалась, будто только что поймала волос из Золотой бороды. И теперь могла загадать всё, что пожелаю!

- Вы живы! – воскликнула, наконец, чувствуя, как щеки опять становятся сырыми.

- Конечно. Разве я мог погибнуть, когда у меня теперь есть вы?

Я не успела ничего ответить, Велимир взял мою руку и поцеловал сначала с тыльной стороны, а потом перевернул ладонью вверх и прижался горячими губами к запястью. Я охнула, чувствуя, как тяжело вздымалась грудь и как она стала болезненна. Его признание дошло не сразу, и теперь я пыталась разобраться – слышала ли эти слова или придумала их сама? Потому что… Потому что мне этого хотелось?

- Надеюсь, я не пропустил ужин? – спросил он, отстраняясь.

И только когда за его спиной замаячила знакомая сгорбленная фигура, я поняла, что говорил он это дворецкому.

- Нет, господин, вы как всегда вовремя. Я как раз шел к мисс Иветте, чтобы проводить ее.

- Проводить? – Брови Велимира черной птицей нависли над переносицей. – А разве мисс Иветта не может сама найти дорогу?



Екатерина

Отредактировано: 26.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться