Незаменимая

Размер шрифта: - +

Глава 46

Утром я вскочила раньше Ольгерда – не хотелось, чтобы после объятий он окатил меня ведром помоев. Оделась и принялась ждать, когда супруг откроет глаза. Пока же, удивляясь собственной холодности и расчету, составляла план первой брачной ночи. И тут на помощь пришел еще один совет тети Верджин, вернее, рассказанная ею история. Когда еще дом ломился от гостей, мы дамским округом пили чай в библиотеке за чтением вслух выдержек из романов Шевре. За книгой сидела тетя Верджин. Огласив несколько строчек, она вдруг отвлеклась и поведала об одной своей знакомой.

«Так вот, - звучал в голове ее голос. – Бедняжке так не повезло – ее тиран не давал и шагу ступить. А как дело доходило до ночи, так и вовсе колотил по чем зря. Зверь был – не человек! Но она нашла на него управу. Как-то под вечер напоила мужа до беспамятства. И напилась сама, уж прошу меня простить за такие подробности. И что вы думаете? Еще никогда у нее не было такой бурной ночи! А супруг был так растерян, очутившись с ней в одной постели да еще без белья, что с перепугу извинился. И зажили душа в душу, правда, уже трезво и по разным комнатам. Но ту ночь она вспоминает до сих пор, хоть и прошло лет десять».

Сейчас эти слова не шли у меня из головы. Казалось, тетя нарочно вспомнила эту историю - не для потехи, а попыталась намекнуть, как наладить отношения с мужем. И чем дольше я наблюдала, как Ольгерд ворочался в постели, тем сильнее склонялась к этому отчаянному шагу. Соображала, где добуду вина, и в то же время поражалась сама себе. Я собиралась напиться! Но и этого мало – я еще задумала напоить супруга! Вот так – мечтала о волшебной ночи в объятиях любимого человека, а в итоге собиралась надраться, как стервятник и отдаться такому же пьяному мужчине. Я была противна себе. Понимала, что потом будет жутко стыдно, но надеялась, что пока алкоголь будет властвовать над разумом, провести ночь с мужем будет гораздо легче. Так мне казалось.

Оставалось только добыть вина. И в этом я не могла довериться никому. Ни прислуга, ни тетя, ни кто бы то ни было в этом доме не должны были знать о моем проступке. И не узнали. Я забрала вино из гостевой – целых две бутылки. Так же прихватила бокалы. Всё это богатство спрятала под подушками, аккуратно обмотав полотенцем, чтобы не разбить ненароком. А потом до конца дня словно безумная, металась по комнате, дожидаясь ночи.

Не спускалась к столу, отвечала сбивчиво и бессвязно, когда кто-нибудь рисковал справиться о моем здоровье. Заходил и Ольгерд – блеснул кровожадным огнем в помутневших глазах. Он проснулся сегодня злой и растерянный – не ожидал, что окажется в моей постели. И я не преминула уколоть, что всю ночь мы проспали вместе. Он не поверил – метался, как тигр в клетке. Потом бросил, что это ничего не значит, и умчался, как только тетя Лигия отперла дверь.

И вот, наступила ночь. Комната утонула в полумраке, мерцали свечи, сопел в кресле Ольгерд. Я уже было начала дремать, решив, что Амалии надоело сводить его со мной. А может, она испугалась вчерашних объятий? Поняла, что я могу разрушить ее волшбу? От этой мысли к макушке побежали мурашки, и сон отошел в сторону. И вовремя – Ольгерд уже сидел рядом. Он не стонал, но и не искал меня. Похоже, он помнил, что вчера смог найти меня, и теперь хотел пойти тем же путем.

Я не сразу вспомнила, что собиралась делать. Сначала рука сжимала бутылку вина совсем с другой целью – шлепнуть милого по голове, если вдруг у него всё-таки выйдет меня найти. Но стоило потянуть ее к себе, как звякнули задетые стаканы, и всё вспомнилось. Сердце сжалось. Могло бы – так и вовсе выскочило, не желая участвовать в том, что я собиралась делать. А так - просто забилось в угол и заскулило жалобно.

- Ты ищешь меня? – спросила, отметая мысли, прогоняя чувства. Подожди, Иви, сейчас хлебнешь вина, и всё станет безразлично… Наверное.

Ольгерд повернулся на голос и кивнул вместо ответа. Глаза его были закрыты. Лицо в шатком свете свечи отдавало болезненной бледностью, выдались скулы. Он показался мне исхудавшим, словно выжатым.

- Ты хочешь получить супружеский долг?

Снова кивок.

- Я дам тебе то, что ты ищешь, но у меня есть просьба.

- Я на всё согласен, - будто из колодца, послышался голос Ольгерда.

- Сначала мы выпьем. Оба.

- Зачем?

- Так мне будет легче.

Он насупился – похоже, соображал, как поступить.

- Я не могу. Я обещал, что больше никогда не буду пить спиртное.

- Значит, каждый останется при своем.

Он заколебался, затряс головой, потом закивал.

- Нет… То есть – да. Я не знаю. Я не должен, - он говорил будто бы сам с собой.

Кажется, даже позабыл, что заставлял его сделать шепот Амалии, который даже я слышала прекрасно. Она ликовала и толкала его на штурм, но Ольгерд не слушался – он всё медлил и противился. И это, видимо, злило ее не на шутку.

- Так ты согласен?

Я протянула мужу вино, которое успела плеснуть по бокалам. Ольгерд незряче вытянул руку, принял его и поднес к губам.

- Да. Я не должен слушать советов старой тетки.

Он поднес бокал к губам, я тоже не собиралась медлить. Глоток, еще один – по пищеводу поползло тепло, забралось в желудок и осело негой. Только рассудок оставался трезвым, и это злило. Я осушила целый бокал, а обещанной расслабленности не ощутила. Похоже, зря рассчитывала, что буду плохо соображать. А может, просто еще мало выпила?



Екатерина

Отредактировано: 26.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться