Незажженная свеча

Font size: - +

III

«Так, все! Идем в пятницу в шесть вечера. Утверждено и возражения не принимаются!» - прилетело в конференцию свежее сообщение от Эльки Воронцовой.

Ахмелюку, если честно, было абсолютно побоку, когда и куда они собираются идти, так как он никуда идти не собирался. У него на вечер пятницы были свои планы, а именно – поковырять карбюратор в своем «чижике»: тот, похоже, загрязнился, надо его снимать с машины, разбирать, промывать частично в бензине, а частично – в 646-м растворителе, а еще в нем куча мелких деталек, которые никак нельзя потерять, в общем – геморрой капитальный, но возиться с машиной в гараже ему было гораздо интереснее, чем слушать, кто у кого родился, как назвали, когда начал ходить и как вчера сходил по-большому (нашлись в конфе две такие глубоко семейные мадам, которые начали это обсуждать прямо там, за что Элька их оттуда незамедлительно вытурила). Ахмелюк, думавший, что «овуляшки»[1] - явление, существующее исключительно на женских сайтах, и то, как правило, посвященных воспитанию детей, окончательно вывел для себя: их в сети-то терпеть невозможно, не то что в реальной жизни. Была, правда, идейка туда все-таки пойти и начать рассказывать про забарахливший карбюратор, про то, что надо сменить масло в коробке передач, что сдох задний правый поворотник, плавают обороты, мерцает подсветка приборной панели и осталось всего пятьсот километров до плановой замены масла в двигателе, но это был бы слишком толстый троллинг – такого Ахмелюк не практиковал. Ему, в отличие от овуляшек, было прекрасно известно, что состояние карбюратора в его машине никому, кроме него самого и двух-трех знакомых автомехаников-самоучек, не интересно.

Неожиданно ему пришло сообщение от Суркова.

«Слушай, а давай с тобой тоже в общем чате начнем какие-нибудь наши глубоко пацанячьи темы обсуждать? Может, они увидят, как это уныло, и заткнутся наконец?»

«Так Элька их уже выгнала».

«Элька выгнала, а Верка Воронецкая снова добавила. Ну что, начнем?»

Ахмелюк почесал небритый подбородок.

«Да не, Сурок, ну нафиг. Я лично все равно не пойду, так что мне побоку, о чем там они будут говорить. Да и тебе я гарантирую, что ты там будешь сидеть как садовая мебель. Скажи, кстати, Эльке, чтобы Воронецкую тоже из чата турнула, а то ее сейчас тоже понесет».

«Так у Верки большой уже пацан, лет шесть ему, что ли… или пять… В любом случае, к лотку приучен, может, даже смывать сам научился».

«Слушай, не начинай, а? Мне до жопы, кто там у нее, извини за выражение».

«ОК, не буду. Ну так что, давай их потроллим? Может, они заткнутся».

«Ты просто удались оттуда и все. Или игнорируй».

Ахмелюк вернулся в общий чат, где одна из овуляшек уже начала обсуждать любимую тему с Воронецкой. Воронецкая, как мать более старшего ребенка, с удовольствием делилась опытом.

«Фиг с ними, чуваки и чувихи, не обращайте внимания просто» - отстучал он в чат. И добавил: «Я не пойду».

Тем временем одна из слабо запомнившихся Ахмелюку одногруппниц прицепилась к Суркову – как, дескать, тому в Ярославле живется. Сурок вкратце рассказал: да как, уехал, поступил в ЯГТУ на промышленно-гражданское строительство, там же и женился, жену зовут Иветта, детей нет и хрен знает когда они будут, потому что студентом Сурок застудил себе всякие места, которые за данное дело ответственны…

Ахмелюк опять почесал подбородок. Пальцы сами собой забегали по клавиатуре. «Шутишь, что ли?» - прилетело в ответ Суркову.

«Насчет чего?»

«Насчет имени жены».

«Нет. А что тут такого?»

«Просто я тоже почти пять лет жил с одной чувихой, которую тоже зовут Иветта. Совпадение? Не думаю!» - вставил он цитату одного лысого телеведущего, ставшую некоторое время назад невероятно популярной в интернете.

«Ну и ну» - сказал Сурок на это и снова принялся рассказывать любопытной Варваре (вообще, ее звали Ольга, но это так, детали) о своей жизни.

«Слушай, Сурок, может, у тебя уже спрашивали, но я тоже спрошу – ты там Валика Комолова не встречал?» - отстучал Ахмелюк.

«Встречал. Только он там уже не живет. Он там от призыва ныкался. Не фартануло, все равно забрали. Да он и уехал оттуда давно уже к тому времени» - ответил Сурок.

В чате не было еще одного их одногруппника – Виктора Гвоздева. Вместе с Гвоздевым и Комоловым в техникуме сложился «клуб сычей», как их прозвала одна преподавательница, заметившая, что на переменах эти трое вечно курят вместе в одном и том же углу курилки. Все трое мало с кем общались, интересовались главным образом аниме и компьютерами, воспринимались девушками как садовая мебель, а парнями – как какие-то неглупые, но лузеры, посреди юности взявшиеся вести пенсионерский образ жизни, только перед компами, вместо того, чтобы квасить, куролесить и ухлестывать за девками.



Федор Ахмелюк

Edited: 17.01.2019

Add to Library


Complain