Незажженная свеча

Font size: - +

IV

Быть взрослым работающим человеком хорошо как минимум один день в году – первого сентября. Когда утром просыпаешься, выглядываешь в окно, видишь толпы понуро шкандыбающих (не скажешь иначе никак!) в свою сезонную тюрьму (а в том, что школа мало чем отличается от тюрьмы, Ахмелюк был свято уверен с первого класса) школяров, даже с дикого бодуна, с раскалывающейся головой, дергающимся глазом и отваливающейся печенью возрадуешься: все, я вырос, могу делать что хочу, и первое сентября для меня абсолютно обычный день, и стращать меня работой дворника в качестве единственного варианта будущего уже бесполезно – после школы всегда выясняется, что с полным троек аттестатом можно поступать куда угодно, а работодателя волнует не столько наличие диплома, сколько действительные трудовые качества соискателя.

Сегодня все было именно так, разве что не было толпы школьников: ни одной семьи с детьми на улице, на которой жил Ахмелюк, не было. Зато был компьютер с соцсетью, а так как когда тебе двадцать пять и среди твоих друзей в соцсети уже полно взрослых семейных людей с детьми, но и студентов немало – волей-неволей увидишь тоскливые посты про потерянное лето, учебу и прочую сентябрьскую тоску. Быстро пролистав ленту, которая и впрямь состояла по большей части из подобных обновлений, Ахмелюк наткнулся на невзрачную строчку, гласившую, что «Влад Микуров вступил в сообщество «Маскулизм и права мужчин».

Вот была у Егора Ахмелюка такая привычка – почесывать вечно недобритый подбородок. Еще была привычка не бриться вечером (зачем это, когда живешь один?) и привычка с утра первым делом включать компьютер и завтракать, пялясь в ленту обновлений, а потом уже совершать утренний туалет в виде чистки зубов, бритья морды лица и прочего. Поэтому хочешь, не хочешь, а с утра подбородок всегда небритый и чешется.

«Дело дрянь» - промелькнуло в голове.

Иветта отпирается от феминизма как может, но главную его доктрину, которая, по мнению Ахмелюка, выглядела как аксиома «Мужчина = враг», проглотила и вовсю использует в обычной жизни. А все из-за какого-то кретина, который попытался использовать ее как инкубатор для своего «продолжения рода» (Ахмелюк часто думал, что таких, как этот кретин, для пользы цивилизации надо было бы стерилизовать, а учитывая его шкурное отношение к женщинам, то и кастрировать). По крайней мере, когда она была с ним и некоторое время после (то есть до появления в ее жизни этого быка-осеменителя) – никаких предпосылок к тому, что она проглотит эту феминистскую доктрину, не наблюдалось и на горизонте.

А с Корейцем-то что не так? Ему зачем это нужно?

Перейдя в сообщение, он настрочил ему:

«Ну вот, приехали. Сначала Иветта феминизмом упоролась, теперь ты к этим клоунам подался».

Ответ пришел спустя минуту:

«Ты бы просветился сначала, что там пишут, а потом уже выводы делал»

«Да я не думаю, что это все как-то принципиально различается. Там бабы, тут мужики, и все устраивают дом летающих говёшек».

«В общем, зайди в группу и посмотри, если, конечно, что-нибудь поймешь. Группа про маскулизм равенства, а не про консервативный, который и маскулизмом называть – спорное очень дело.»

«Мне не так важно, какими терминами там пользуются. Мне важно – на фига тебе эта ересь? С феминистками бодаться? Чувство собственного величия тешить? Не валяй дурака, Корея, бросай это дурное дело» - отстучал Ахмелюк.

«Ты же даже не посмотрел, а дело уже назвал дурным. Ладно, на пальцах объясняю. Это дурное дело борется, в частности, за то, чтобы, скажем, Букарева как человека воспринимали, а не как смешного придурка, которого можно и нужно френдзонить»

«Весь вопрос в том, как оно борется. Если так же, как и Иветта со своими небритыми подружками – дело дрянь»

«Так а ты зайди и посмотри» - отстучал в ответ Кореец.

«Ну ладно, зайду на досуге».

Ахмелюк вышел из сообщений, достал сигарету, закурил прямо за столом – иногда он позволял себе такую вольность, все равно живет один. Что-то дело совсем дрянь. Посмотреть, конечно, надо, Кореец – чувак рассудительный и в совсем уже нелепую ересь не вляпается, но… от Иветты кто ждал? А у Корейца все еще хуже. Кого из женщин он видел вообще? Свою невменяемую маман? Кухонную зануду Наталью Камелину? Вечно пилящую Сыча Дану? Хотя, конечно, надо бы его сводить в гости к Дане: пусть посмотрит на метаморфозу, так как, когда Дана разошлась с Сычом и перестала постоянно быть «на взводе», выяснилось, что характер у нее не в пример приятнее, чем казалось раньше – она просто устала от сычиных перфомансов и бредовых затей вроде этого клада, да и просто взбалмошного разгильдяйства тоже.

Тяжело вздохнув, он отставил тарелку с крошками от бутербродов с сыром в сторону, поднялся из-за стола, раздавил окурок в пепельнице и побрел на кухню – умываться, бриться и чистить зубы.

 

В день, когда планировалась шабашка, никакой шабашки не получилось. Заказчик объявил начальнику пилорамы, что на сегодня данных работ не планирует, еще на стадии выезда за пределы предприятия. Прихватив с собой Мишку, он увез доски, а Сереге и Максу велел переодеваться и топать домой. Но это было три дня назад, в понедельник. А сегодня уже четверг, и вчера вечером Максу все-таки позвонили с работы и велели утром подгребать на пилораму: оттуда начальник на «Ниве» отвезет их на шабашку.



Федор Ахмелюк

Edited: 17.01.2019

Add to Library


Complain