Незнакомка с родинкой на щеке

Размер шрифта: - +

Глава XVII

Сойдя в дождь из крытого экипажа княжны Бушинской, я, сама не своя, шагала вдоль ажурной ограды Новодевичьего кладбища. В руке сжимала ключ от гостиничного номера на Васильевском. Следовало отдать его господину Фустову: пускай устроит засаду и подкараулит там этого мужчину, кем бы он ни был.

Кем бы он ни был…

Что я стану делать, если тем мужчиной окажется Женя? Я свела брови, запрещая себе даже думать об этом.

Церемония похорон закончилась больше часа назад. Мы с Глебом Викторовичем на ней не присутствовали, выжидали в карете и только после осмелились подойти к ее сиятельству. Теперь, должно быть, отсюда уехал и сам генерал, и все прочие.

Следует ли мне подойти к могиле Ксении?..

Так и не решив, я отыскала сухую лавку под навесом и надолго осталась здесь, погрузившись в раздумья.

Ксения собиралась развестись с Хаткевичем ради того мужчины. Значит, они и впрямь любили друг друга? Или же Ксения лишь думала, что ее чувства взаимны? Однако она была знакома с ним раньше, должно быть, еще в Киеве. Надобно сказать Фустову, чтобы разузнал фамилию той семьи, что приютила осиротевшую Ксению.

Что касается развода… разумеется, в нашу современность супруги разводятся все чаще: то там, то тут сие упоминается в газетах. А уж в художественной литературе, в особенности после знаменитой «Анны Карениной», так и вовсе каждая вторая героиня сбегает от старика-мужа к молодому красавцу. Но – то в книжках. А в жизни условия для бракоразводного процесса слишком суровы и слишком неприемлемы для круга Ксении Хаткевич, чтобы думать о них всерьез.

Условиями, к примеру, были доказанные прелюбодеяния одного из супругов. Что самое ужасное, необходимо не только предоставить любовные письма, но и добыть показания свидетелей. Кого Ксения собиралась взять в свидетели? Девиц из увеселительного театра? Смешно.

Прочими же условиями была добрачная неспособность к супружеству – что, разумеется, тоже смешно, учитывая наличие у Хаткевича троих законных детей.

Или же безвестное отсутствие супруга более пяти лет.

Еще развод допускался, насколько я помнила, ежели один из супругов приговорен к наказанию или сослан в Сибирь… но здесь совсем не тот случай.

Так какие основания Ксения имела, чтобы говорить о разводе? Быть может, это только мечты наивной дамы, начитавшейся графа Толстого?

Однако стоит лишь догадываться, сколь сильно негодовал бы генерал Хаткевич, если бы Ксения о своих намерениях сообщила ему…

Да, Ксения Хаткевич не была ангелом. Не собираюсь, будучи замужем за любимым мужчиной, осуждать ее, но все же… Закладывать подарки супруга, чтобы нанимать квартиру для встреч с любовником – это низко. Хотя и разумно. Это очень разумно, поскольку, зная адрес, вычислить имя нанимателя большого труда не составит. А вот ежели квартиру нанимала сама Ксения, то имя ее любовника мы узнаем, лишь если он будет достаточно глуп, чтобы на ту квартиру вернуться после ее гибели.

И редкость их встреч – всего раз в неделю, чтобы не вызывать лишних подозрений. И эта хитрость с извозчиком – все это очень и очень разумно!

Вывод: либо Ксения вовсе не так наивна, как считает Бушинская, либо ее кто-то научил. Кто-то, кто знает толк в конспирации. Некстати подумалось, что Женя как раз таки знает… я уж имела удовольствие в том убедиться.

И еще зачем-то подумалось, что вздумай я, к примеру, завести любовника – пожалуй, сама бы применила наработки madame Хаткевич.

Подумала – и тотчас стыдливо оглянулась по сторонам: нет ли рядом кого, способного подслушать мои глупые мысли? Однако увидела лишь Глеба Викторовича, бегущего по лужам с зонтом наперевес в мою сторону.

Что-то уж слишком господин Фустов пытается мне угодить… Он ведь знает, что я замужем? Впрочем, вероятнее, что Фустов просто хочет скорее узнать новости. Я послала Глебу Викторовичу благодарную улыбку, когда он раскрыл свой зонт надо мною.

—  Ну? Так что она сказала? – поторопил он, оправдав мои догадки, что ему интересны прежде всего новости.

И ответила, вполне довольная всем:

—  Я права, Глеб Викторович.

—  Она назвала имя?

—  Нет, madame Хаткевич оказалась крайне осторожною дамой, но… - я протянула ему медный ключ, - она оставила это княжне на всякий случай. Вы сами знаете, что делать дальше.

Тот кивнул. И нехотя спрятал ключ в карман. Что-то гложело Фустова, без сомнений. Но откровенничать он не торопился, вместо этого еще раз кивнул, уже уверенней:

—  Мы возьмем его, не сомневайтесь. Сегодня же велю Вильчинскому отправить людей на ту квартиру – благо адрес есть. Но, наверное, следует запастись терпением.

Фустов был прав, к сожалению. Я даже сказала бы больше: вряд ли тот мужчина вовсе вернется на квартиру. Но все же надежда оставалась.

—  Идемте, Лидия, - Фустов выше поднял зонт и приглашающе выставил локоть, - я усажу вас в экипаж, а кучер отвезет домой.

—  А вы разве не едете на Гороховую? – удивилась я.



Анастасия Логинова

Отредактировано: 21.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться