Ни с тобой, ни без тебя

Размер шрифта: - +

1 глава. Таких, как ты, не бывает

Евгения  Халь

 Илья Халь

(иллюстрация в начале текста  - Алана Русс)

 

Все, что видим мы, - видимость только одна.

Далеко от поверхности мира до дна.

Полагай несущественным явное в мире,

Ибо тайная сущность вещей – не видна.

Омар Хайям

 

"Если бы меня кто -то спросил, согласна ли я пережить все это еще раз, то я, не задумываясь ни на минуту, ответила бы:

- Да!

Сегодня не принято идти за любимым на край света. В чудесных женских романах, которые я так люблю, героиню сами находят прекрасные рыцари, банкиры, оборотни, вампиры. Но я - не типичная героиня. Я пошла за своим любимым сама.

Он ворвался в мою жизнь, полностью перевернул ее и исчез без следа. Как торнадо или ураган. Но я знаю: ураганы всегда возвращаются. И в этом они похожи на мужчин.

Мужчины ... наша жизнь и смерть, боль и радость, благословение и проклятие. Мы, современные женщины, все можем. В горящий пентхаус войти, "Ламборджини" на ходу остановить. Мы одного не можем - сказать тихо и просто:

- Любимый мой, жизнь моя, душа моя, дышать без тебя не могу и не хочу.

Кто-то из читателей сейчас поморщился:

- Фи, пафос! Не сыпь мне сахар на варенье, автор, - и с этими словами закрыл мой блог.

Ну что же делать! Значит, это не мой читатель. А мой останется и дослушает эту историю.

Мы, современные женщины, разучились растворяться в любви, растворяться в Нем - единственном. Ждать с замиранием сердца это чувство. Переживать его на полную силу, не считая, не выгадывая, не требуя ничего взамен.

Любимый мой, таких, как ты, просто не бывает. Мы с тобой вряд ли проживем долгую и счастливую жизнь. Нас не похоронят в одной могиле. Но если бы это случилось, то на могильном камне я бы написала: ни с тобой, ни без тебя".

из блога Веры Бахревой "Дневник незнакомки"

 

 

Восточный Йемен, пустыня Руб–эль-Хали, граница с Саудовской Аравией

 

А́ми Росс дочитал блог Веры Бахревой и закрыл ноутбук. Его длинные сильные пальцы погладили матовую серебристую крышку. В ярком свете ночной лампы блеснул на безымянном пальце огромный перстень, украшенный затейливыми буквами, которые ежесекундно меняли свой узор, складываясь в причудливые надписи.

Откуда же ты взялась, девочка? Таких, как ты, просто не бывает!

В эпоху всеобщей фальши и погони за деньгами, в эру продажности и скупого расчета – как получаются такие самородки? Столько лет любить незнакомца, которого видела лишь раз в жизни много лет назад. Любить так откровенно и самозабвенно!

Вера Бахрева… она бежит от прошлого, не знает будущего, и только он, А́ми, прожженный циник и профессиональный убийца, который сам себе не принадлежит – смысл ее жизни.

Ами подошел к бару, взял стакан, наполнил его белым "Чинзано". Подцепил из вазы со льдом несколько кусочков и бросил в стакан. Залпом выпил, не чувствуя вкуса. Буквы на кольце полыхнули алым и сложились петлей.

- Молчите! – резко сказал он. – Я все знаю!

Буквы погасли и свернулись клубочком, словно напуганный громким голосом котенок.

Женщины… как много их было в его жизни! Молодых и не очень. Продажных и тех, что называют себя порядочными. А разница между ними только в возрасте и цене: порядочные стоят намного дороже. Менялись эпохи, вспыхивали и угасали королевства, гремели революции, а женщины оставались такими же: знали себе цену и искусно набивали ее в тех случаях, когда бог при их создании был невнимателен и рассеян. Торговали молодостью, красотой, умом, слабостью – всем, что можно выгодно продать. Все его женщины от него чего-то хотели: славы, денег, тихой гавани. Ластились к нему гибкими кошками, играли, подпускали к себе и тогда наступал момент истины - из мягких подушечек лап показывались коготки и женщина называла свою цену.

Ненавистный момент! Гадостный и мерзкий. В его ушах еще звучал манящий, чуть хрипловатый женский голос, который умолял:

- Еще, Ами, еще! Только не останавливайся.

А реальность уже вступала в свои права, требуя открыть кошелек, подключить связи, протолкнуть, помочь, защитить, посодействовать, спрятать, спасти. Или просто купить: кареты, дворцы, бриллианты, меха, автомобили, жизнь, свободу, карьеру. Все зависело лишь от эпохи.

И тогда он научился платить заранее и учил этому других.

- Как только женщина снимает трусики, нужно сразу начинать платить, - говорил он молодняку, размешивая лед в бокале с неизменным "Чинзано".



Евгения Халь

Отредактировано: 13.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться