Ничего Особенного.

Глава 38. "Провал".

Барун. (сентябрь- ноябрь 2016)

Неправдой, всё оказалось неправдой! Все её оправдания, так убедительно звучащие сейчас в трубке, все последние недели любви и яркой надежды – всё, всё это было радужным мыльным пузырём, оглушительно лопнувшим прямо мне в лицо! Устав слушать её чушь, я безразлично перебил: «Ясно. Ты не прилетишь. Я всё понял… Пока.» пресекая бессмысленную жестокость разговора. Опустившись на что-то мягкое, остановил рассеянный взгляд на окне небольшого отельного номера, за которым ветер стремительно гнал череду хмурых туч, смешивая оттени серого в невнятную грязную муть. Беспросветное небо Лондона вполне подходило для бессмысленного созерцания, позволяя разочарованию уверенно властвовать, дёргая меня за ниточки назойливой болью воспоминаний. Наш разговор фраза за фразой бесконечно крутился в голове, навязчивым повтором словно мотив заевшей песни: «Барни, прости милый, прости… я не смогу прилететь… Я знаю, что ты ждёшь и очень старался, но не могу… просто не могу…Ну не дуйся! Пойми меня пожалуйста.» Ни намёка на слово «люблю». Следом шли невнятные отмазки про партнёра по сериалу сломавшего ногу, из-за которого весь график её съёмок полетел к чёрту, да и Бэби так некстати приболел… Как его оставить? Да и вообще всё не складывается… Может когда-нибудь в другой раз… «Никогда» - резюмировал я для себя этот поток отговорок, означавших одно - она не решилась, не смогла, не захотела! Понятное дело - ей это не надо, не надо меня. Слушал, слушал её расплывчатые объяснения, отчётливо чувствуя, как во мне что-то умирает. Было больно. Может это умирал тот мальчишка, что до сих пор верил в сказки со счастливым концом? Наивный ребёнок, сломя голову бегущий за призраком счастья. Давно надо было избавиться от него! Чёрт, какой же я идиот, что напридумывал себе эти сказки и слепо рвался за ними! Ясно же было, что она не выберет меня … Дурак, просто тупица!

А теперь ещё и посмешище в глазах всей съёмочной компании, прилетевшей в Лондон. Конечно, Миланд не объявлял всем, что я везу с собой подружку, но так случилось, что список имён в английское Консульство видели все из него и имя Санаи там прочитал каждый. Я не обсуждал это с ребятами, старательно игнорируя все намёки и двусмысленные шуточки, проскальзывающие в разговорах, твёрдо придерживаясь версии про исключительно дружеские отношения с бывшей соактрисой. Вопрос Миланду «Не хотите ли вы снять Баруна с Санаей вместе?»- неожиданно прозвучавший этим днём в интервью на одном из английских радиоканалов, оказался подставой, смутив категоричным ответом режиссёра «Нет!» и дружным гоготом ребят из нашей делегации. Покатываясь со смеху Вишал прокомментировал «НЕТ» Миланда едким: «Оу, наш режиссёр такой жестокий…», заставляя меня залиться горячей краской смущения и лепетать невнятные отмазки насчёт необходимости подходящих ролей и ещё какую-то фигню. Хорошо, что свет в студии был приглушён и мою неловкость было не очень заметно. О кей, я готов был терпеть все насмешки и подколы тогда ещё искренне веря, что через несколько часов увижу её любимую мордашку в номере лондонского отеля. Отеля, расположенного всего через две улицы от моей гостиницы, в описании которого главным плюсом отмечалась отличная звукоизоляция и большие кровати. Я ждал, ждал задорных искорок её глаз и ласки нежных губ, а дождался всего лишь звонка…

И так еле живой дневной свет постепенно сдавал, погружая номер в наплывающую полутьму, но лампы включать не хотелось. Вишал и ещё несколько человек из съёмочной группы уже не раз позвонили, напоминая, что ждут меня баре на первом этаже, но в номере был собственный неплохой бар, содержимого которого мне вполне хватало, чтоб скрасить этот вечер. Содрав крышку с очередной бутылочки, не глядя на этикетку влил в себя её содержимое, прислушиваясь к теплу растекающемуся внутри - неплохо...

Закинув руки за голову я растянулся на удобном диване, невнимательно следя за нервным танцем отблесков уличных огней на потолке. Алкоголь расслаблял, сминая решимость не думать о происходящем и позволяя воспоминаниям резвиться в затуманенных мозгах. Весь последний месяц я жил как в бреду, торопя события и истово веря в реализацию бурлящих мечтаний. Вечеринки, встречи с моей чокнутой любовью, подготовка к поездке в Лондон, кружили голову предвкушением успеха и неудержимой надеждой. Надеждой рождённой от её улыбок и украденных прикосновений, счастьем прижимать к груди и украдкой шептать всякие глупости на ушко, вкрадчиво позволяя себе больше чем можно, счастьем обещания большего в её глазах…Она ловко выкручивалась от моих хитроумных попыток заманить её туда, где мы сможем быть наедине, стойко выдерживая оборону, но мы оба знали, что это ненадолго. Я видел это в её глазах, чувствовал в трепете податливых губ, слышал в напряжении задорного смеха. Так ошибся…

Но ведь она правда любила меня, не может быть иначе! Это было не просто влечение, приправленное дружеской заботой, не игра … Я знал, что нет. Или да? «Если бы она любила - приехала бы !» - противно зудел гадкий голосок где-то глубоко за левым виском, мешая мне убеждать себя в обратном. В одурманенной голове всё смешалось в кучу – мысли, воспоминания, переживания, впечатления последних часов. Разобраться в этой каше было невозможно, а может и не было уже смысла разбираться? « Что это изменит?» - подумал, протягивая руку за новой порцией алкоголя.

Из полудрёмы воспоминаний вырвал негромкий, но уверенный стук в дверь. Пару раз споткнувшись в тёмноте, я всё же удержался на не особо крепких ногах и включив свет в маленьком холле, распахнул дверь номера. «Проходи!» бросил Шахане - своей партнёрше по фильму. Едва взглянув на тёмный номер за моей спиной, она остановила внимательный взгляд больших круглых глаз на мне.



Лея Сван

Отредактировано: 03.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться