Ничего Особенного.

Глава 42."Мне нравится ошибаться!"

Барун ( декабрь 2016).

Мне это кажется! Это просто страшный сон! Такого не может быть … Ноги резко стали ватными и картинка перед глазами поплыла. Безумие какое-то – Никки с прижатыми к лицу руками, через тонкие пальцы капает кровь , а в широко распахнутых глазах застыл шок растерянного непонимания. Кровь на её пальцах растеклась по моим жилам затягивающим всепоглощающим ужасом. Нет, только не она… Отчётливо ощущая как подкашиваются ноги, шагнул к ней… «Прости меня, детка, прости!» - подвывал Мохит суетясь рядом с ней. Он её ударил?! Ударил?! Ссука, убью!!! «Убью! Убью его! Убью!» - навязчивым набатом билось в мозгу, когда наотмашь ударил его, потом ещё и ещё... Не смотрел куда бил, небрежно отмахиваясь от чьих-то рук, пытающихся перехватить моё стремительное движение. Разбивая кулаки в кровь не чувствовал боли, испытывая лишь жгучее желание превратить испуганную физиономию перед глазами в фарш. Дебил жалко отмахивался, нетвёрдо отступая назад и кажется даже умудрился заехать мне в глаз. Плевать! Ему не жить!

« Барни, прекрати!» - вскрик был не громкий, но заставил меня опомниться. Какого чёрта я творю?! Я нужен ей.

- Покажи, что?! – присел я рядом с ней, отодвигая плечами в сторону мешающихся людей и осторожно касаясь окровавленных рук. В растопыренных пальцах, среди набухших кровью волос разобрать размер раны было невозможно, но выглядело всё это кошмарно, мгновенно наполнив рот горечью. - Солнышко, сейчас! Сейчас! Мы что- нибудь придумаем… - твердил в доверчиво замершие глаза, полные готовых выплеснуться слёз, обнимая за плечи и крепко прижимая к груди едва подрагивающее тело. – Сейчас, моя хорошая!

Старался остановить кровь, ладонью плотно закрывая рану и целуя её прохладный бледный лоб: « Всё будет хорошо, вот увидишь!»

Кто-то суетился вокруг, тормоша меня за плечи и что-то настырно твердя. Внешние звуки сливались в один несройный шум, больно ударяя в виски и жутко мешая. Что им всем надо?! Риди зачем-то отталкивала меня, громко требуя «Кто-нибудь - уберите Баруна!». Куда это меня убрать? Я не отдам её! Она моя! Пошли все к чёрту!

- Барни, отпусти её! Санаю надо отвезти в больницу! Слышишь?! – твердил мне в лицо Ракеш, пока Сакши с Риди пытались разжать мои пальцы.

- Слышу! - кивнул ему, отпихивая ногой остальных.- Я сам! – Приподнял Никки, удобнее устраивая на руках и отчётливо чувствуя её сердцебиение рядом с моим. Кто-то протянул влажное полотенце: «Приложите к ране!». Я безропотно последовал совету, помогая Санае придежать полотенце на лбу.

- Ладно, я поведу машину. – Ракеш быстро окинул нас с Сано взглядом и развернулся к дверям. - Идём…

Идя следом, пришлось внимательно смотреть под ноги, чтоб не навернуться. Уже у самых дверей мельком заметил привалившегося к стене Мохита. Сгорбившись, он плакал, размазывая по физиономии слёзы и кровь. Осторожно перешагнув через его ногу, я обогнул придержавшего дверь Акшая и спустился по лестнице, сразу увидев Ракеша махавшего нам в нескольких метрах справа на плохо освещенной улице. Уже в машине сообразил, что Риди тоже едет с нами. «Куда мы?» не спрашивал, доверившись опыту Ракеша и только нежно поглаживал зажатые в руке пальчики, время от времени незаметно прижимаясь губами к её нервно вибрирующему виску .

« Теперь стану звать тебя Моя Мамочка!» - шепнула мне эта чокнутая, стараясь выдавить улыбку и шкодно поблёскивая глазами из-под смятой влажной ткани. Неисправима! Я тихо фыркнул в ответ: «Только попробуй! Вот подожди - подлатают тебя и разберёмся, кто из нас мамочка…»

Её забрали у меня сразу в холле клиники - подхватив под руки, девушка в белом халате увела Никки куда-то в глубь здания по длинному белому коридору, попросив нас не волноваться. Дернулся следом, но суровая медсестра с взглядом полицейского остановила мой порыв одним уверенным движением руки: « Вам туда нельзя!». Сбивчиво попытался объяснить случившееся подошедшему с вопросами немолодому врачу, но тот меня толком не слушал, торопливо кивнув и обернувшись за разьяснениями к Ракешу. Версия про случайно прилетевшую в голову Санае бутылку и для меня была новостью. Интересно, сколько в ней правды? Доктора вполне удовлетворила краткая версия событий и он оставил нас дожидаться результатов в холле. Не знаю сколько в метрах был этот холл, но в шагах получалось двенадцать на восемь. Я измерил его не раз, бесцельно шагая туда - обратно и незаметно грызя ногти на руках. Дурацкая привычка, знаю! В школе мама постоянно ругала за неё, заставив избавиться, но волнение часто отбрасывало меня в прошлое, возвращая дурные детские привычки.

Настоятельно поглядывая в сторону «приёмного покоя» нечаянно упустил момент, когда в холле появились Акшай с Сакши и Пашмин. Негромко спросив «Как дела?» и убедившись в отсутствии новостей они уселись рядом с Ракешем и Риди в неудобные металлические кресла вдоль стены.

- Бари, сядь! Дёргаться бестолку. – постучал по соседнему сиденью Акшай.

Я присел рядом, посидел немного… Нет, не могу! Продолжил считать шаги, время от времени оглядываясь на перешёптывающихся друзей. Пашмин подошла, положив руку на плечо.

- Хочешь кофе?

Я мотнул головой.

- Нет, спасибо. – Задержав взгляд на её нахмуренных бровях, предложил. – Если хочешь - езжай домой. Я вызову тебе такси.

- Нет, я подожду с вами. Саная и моя подруга.

Доктор заставил нас ждать час, может полтора, неожиданно появившись в холле и стремительно подойдя прямиком ко мне. Небрежно уточнив «Вы муж?» не обратил внимания на моё «Я не…», перебив скороговоркой.

- С вашей женой ничего страшного - я остановил кровотечение, наложил пару швов. Судя по результатам томографии – внутреннего кровоизлияния нет. Сотрясение мозга в лёгкой степени присутствует, но никакого особенного лечения не требует. Возможно временное замедление мыслительных процессов и некоторое снижение кратковременной памяти. Это быстро пройдёт.



Лея Сван

Отредактировано: 03.01.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться