Ничему не удивляйтесь

Размер шрифта: - +

Глава 23 "Песнь волков"

Если парень делает глупость, то это только

потому, что он парень. Если же, он делает эту

же самую глупость ещё раз - это уже из-за девушки

м/ф «Лоракс»

 

 

Страх бывает разный. Если разделять его на классификации, то бывают страхи: всеобщие, личные и внутренние. Всеобщие – это те, которые присущи всем людям на уровне инстинкта: темнота, смерть, хищное животное и так далее. Личные же сугубо индивидуальны и иногда доходят до абсурда. Панический страх высоты, когда стоишь всего лишь на втором этаже или боязнь пуков, даже безвредных – все это личные фобии. Внутренние… самые жуткие из всех страхов. Страх потерять близкого человека, лишиться чьего-то уважения или потерять чью-то дружбу. Страх одиночества. Можно очень долго перечислять наши внутренние переживания, но жизнь каждый раз преподносит нам новые вещи, за которые приходится бояться. В общем, круговорот страхов.

Я, как и любой другой человек, не лишена чувства страха. Причем, все три вида мне знакомы и понятны. Но не обо мне речь.

Когда мы с Михаэлем возвращались домой после очередной охоты (которая была весьма продуктивна), перед нами разыгралось действо, тянущее как минимум на комедию.

Представьте: девочка с длиннющими косами в волчьей шкуре (!) бежит на сверхскорости от… стаи волков, визжит на ультразвуке и плачет. Естественно, мы не могли пройти мимо такого безобразия и не помочь. По-быстрому раскидав волков и отправив их восвояси (какие-то они совсем не свирепые оказались), я обратилась к девочке, которая сжалась в комочек рядом с бетонной трубой:

-Все в порядке, они тебя не тронут.

Она перестала всхлипывать, подняла на меня глаза и завизжала пронзительнее прежнего. Отпрянув, я быстренько посмотрела на себя в зеркало, вдруг маскировка нечаянно слетела, и недоуменно вскинула брови. Морок был в порядке, так почему тогда девчонка разоралась, будто мой истинный облик увидела?

-Эй, ты чего?

-Д-демон, – заикаясь, проквакала она сквозь слезы и зарыдала еще пуще.

-Ну да, – не стала отпираться я. – И что, из-за этого плакать надо?

Не знаю, как она сквозь свои всхлипывания меня услышала, но удивленно подняла голову и даже затихла.

-А разве ты не собираешься меня есть?

От такого предположения я на миг замерла, а потом расхохоталась, еще больше напугав плачущую.

-Она… меня… людоедка, – выплевывала я сквозь смех, даже не пытаясь успокоиться. – Ой, не могу!

Пока я надрывала голосовые связки и легкие, Михаэль подошел к девочке и, улыбаясь, произнес:

-Не удивляйся. Просто моя жена очень эксцентричная.

-Нет, я, конечно, люблю мясо, но человечину не перевариваю, – отозвалась я, все еще подхихикивая. – В чем, в чем, а в людоедстве меня еще никто не обвинял.

Девочка все еще испуганно смотрела на нас, но орать и плакать перестала, что было хорошо, потому что иначе мы рисковали лишиться слуха.

-Странные демоны, – буркнула она и насупилась.

Нет, такое ощущение, что она недовольна тем фактом, что ее не собираются есть.

-Ну, если хочешь, мы можем тебя просто сварить в кипящем масле, – на полном серьезе предложила я, с удовольствием наблюдая за тем, как в ее глазах вновь набухли слезы.

-Не надо ее пугать, девочка и так может видеть наши лица сквозь морок, – осадил меня Михаэль, от которого я не ожидала такого чуткого отношения к человеку.

-Она видит наши настоящие лица?

-Да. Поэтому и кричит. Те волки были одержимы, набросились на того, кого раньше защищали.

-Как ты это понял?

-Она одета в шкуры.

Как будто это все объяснило.

Увидев скепсис на моем лице, Михаэль вздохнул и объяснил:

-Она совершенно дикая, а волки были магическими. Я давно их не видел, но помню, что они очень хорошо относятся к людям.

-Ты говоришь так, будто эти волки разумнее обычных животных.

-Так и есть. И они ни за что бы не напали на того, кого опекают. Похоже, демонам чем-то помешали ее способности.

Услышав это, я по-новому посмотрела на бедную девочку, которая пострадала от своих же опекунов. Похоже, что она увидела то, чего не следовало, и испугалась, а когда на нее напали, решила просто сбежать.

-Эй, девочка, как тебя зовут?

-Зовут? – непонимающе захлопала глазами она.

-Ты что, не знаешь своего имени?

-А что такое имя?

-Это слово, которым тебя называют остальные. Как тебя звали волки?

-Вула.

-Вула?

Странное имя.

-По крайней мере, это слово они произносили, когда обращались ко мне.



Надежда Куро

Отредактировано: 13.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться