Никогда не спорь с судьбой

Глава 16. Снятый мораторий. Часть 2

.

      – Кролики! – лирический момент был нарушен фырканьем Эммета. – Неужели ты пила кровь кроликов? Не могла раздобыть что-нибудь повкуснее? Для Эдварда, вон, пуму поймала, а сама питалась всякой гадостью.

        – Для тебя это может быть гадость, но меня кролики вполне устраивали. Сытные, вполне вкусные и всегда под рукой. Я не могла питаться по вашему графику, ела часто и понемногу. И кролики в этом плане очень удобны. Не убивать же целого оленя ради стакана крови?

       – Не обращай внимания на Эммета, – Элис успокаивающе похлопала меня по руке и сердито глянула на брата, –  Ты имеешь право есть то, что хочешь. И если тебе нравятся кролики – так почему бы не их?

       – Ну, собственно, я ничего другого и не пробовала. Просто не было необходимости. Вот когда поеду с Эдвардом в следующий раз на охоту – попробую что-нибудь ещё. Вдруг понравится?

        – Кстати, Энжи, – вновь вступил в разговор Карлайл, – раз уж ты не ядовита, и пьёшь за раз так мало крови, тебе вообще не обязательно убивать животных. Это у нас нет выбора – если мы укусили кого-то, то вынуждены его умертвить, иначе животное тоже может стать вампиром, а это очень опасно.

        – Наверное, так и буду делать. Или Эдвард со мной поделится. Но знаете, вообще-то человеческая еда мне нравится больше.

       – Кнопка, а когда ты нам снова покажешь свои крылья? Я вчера слышал, что ты обещала меня покатать. Думаю, это будет только справедливо, учитывая, сколько я сам тебя катал.

       Я растерялась. Да, вчера, практически засыпая, я была готова, на радостях, покатать кого угодно, но теперь, в здравом уме и трезвой памяти, я вспомнила о том, в кого же я превращаюсь. В чудовище. В монстра. В страшилище. Каллены же видели меня, обращённую. Неужели им не противно будет смотреть на меня, такую, какой я стану? Видя мою растерянность и смущение, Эдвард истолковал его иначе.

       – Энжи, если тебе сложно перевоплощаться, то и не нужно. Эммет переживёт.

       – Нет, дело не в этом. Перевоплощаться оказалось очень просто, когда я поняла, как это делать…

       – А как это делать? – тут же встрял неугомонный Эммет. Впрочем, он явно озвучил вопрос, мучавший большинство Калленов.  Джаспера же в моих словах заинтересовало другое.

       – А как же ты превратилась до того, как это поняла? Там, на поле?

       – Оказалось, что мне достаточно просто этого захотеть. И всё. Так просто, но дошла я до этого далеко не сразу. – Я решила сначала ответить на вопрос Эммета, а потом повернулась к Джасперу. – Я и сама не знаю, как это произошло. Я не могла в тот момент захотеть перевоплотиться, потому что просто не знала, что умею это. Но, анализируя произошедшее, думаю, что тут сработали инстинкты. Мне нужно было уничтожить врагов, поэтому наружу «выпрыгнула» именно та моя… ммм… особенность, которая могла мне помочь. Как до этого проявлялись все остальные мои способности. Но, я думаю, что основным катализатором послужили их красные глаза.

       – Да, я помню, что ты именно наши глаза упомянула при первой встрече. Ты не помнила собственного имени, но то, что мы вампиры, причём «вегетарианцы», ты знала прекрасно. «Просто знала, и всё», – улыбнулся Карлайл.

       – Генетическая память, – пожала я плечами.

       – Но если это так легко, то почему же ты не хочешь обратиться прямо сейчас? – Эммет не отставал. Кстати, остальные тоже явно недоумевали. А мне так не хотелось предстать перед Эдвардом уродиной. Хотя, он же всё равно меня уже видел.… Но не спросить я не могла. Уставившись на свои  руки, лежащие на коленях, и от волнения сжавшиеся в кулаки, я с трудом выдавила из себя:

       – А я очень уродлива, когда обращаюсь?

       Пауза. Устав ждать ответа, я подняла глаза и увидела недоумение на лицах Калленов.

       – А с чего ты взяла, что уродлива? – осторожно спросил Карлайл. – Разве ты не видела своего отражения? В реке, например, или здесь, когда приходила вчера?

       – Нет. Я не смотрелась ни во что отражающее. Не хотела себя видеть. Но я же знаю, как выглядят гаргульи. Видела фотографии статуй. На ровном месте такое уродство вряд ли станут делать.

       Снова пауза. Я заметила, как Эдвард переглянулся с Элис и кивнул головой в ответ на её мысли. После чего Элис решительно встала с дивана и взяла меня за руку.

       – Пошли!

       Я покорно побрела за ней. Робкая надежда закралась в мою душу. А вдруг я вовсе не так безобразна, как считала? Может, просто некрасива, но не до ужаса? Хотя, я же точно знаю, что у меня появляются клыки. И я сама щупала свои огромные уши. Так почему бы не измениться и всему остальному? Пока я размышляла, Элис привела меня в комнату Розали и поставила перед огромным зеркалом. Когда-то я и сама приводила сюда Эдварда, чтобы наглядно ему продемонстрировать, насколько малы различия между нами. И теперь уже меня привели сюда, чтобы что-то мне показать.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться