Никогда не спорь с судьбой

Глава 15. Дом, милый дом! Часть 3

       – Обещание? – мои мысли заметались. Обещание? Какое? Кому? Я вообще ничего не понимала. – Какое обещание?

        – Я же пообещал тебе, что если у тебя снова появятся клыки… – он слегка улыбнулся, предлагая мне самой вспомнить то, что он не договорил.

       Нет! Этого не может быть! Не мог же он прийти для того чтобы… что? Поцеловать меня? Нет, он тогда сказал, что поцелует мои клыки. Он что, всерьёз готов это сделать? А я… Я же так долго этого ждала. Но ведь сейчас у меня нормальные зубы, и выпускать клыки, оставаясь человеком, я не умею. А предстать перед Эдвардом тем жутким монстром… О, господи, что же мне делать?

       – Но… но…  –  только и смогла выдавить я.

       Но Эдварда моя реакция совсем не смутила. Рука, гладившая мою щёку, переползла на мой затылок, другая обняла меня за талию. Лицо Эдварда приблизилось вплотную к моему лицу, так, что расплылось у меня перед глазами. Но я до последнего не верила, что он действительно хочет поцеловать меня. Меня – чудовище, уродину, гаргулью. И пусть я сейчас в своей красивой человеческой ипостаси, но ему же прекрасно известно, что на самом деле скрыто под этим камуфляжем. И в этот момент наши губы встретились.

       Все мысли тут же вылетели у меня из головы. Глаза закрылись сами собой. Ослабевшие ноги превратились в желе, и если бы не руки Эдварда, удерживающие меня, я стекла бы на землю. Все мои органы чувств сошлись в одной точке – там, где прохладные губы Эдварда нежно и бережно прижимались к моим губам. Это происходит. На самом деле происходит! Наш первый поцелуй.

       Мои губы шевельнулись, робко и неумело отвечая на движения его губ. Эдвард вздрогнул и крепче прижал меня к себе. Моё дыхание стало сбивчивым, пульс стучал, как сумасшедший, электрические импульсы, расходясь от точки соприкосновения наших губ, пронзали всё тело. Руки сами собой поднялись и обвили шею Эдварда, потом правая скользнула ему в волосы.  Мне хотелось быть ещё ближе, хотелось слиться с Эдвардом, врасти в него, стать единым целым. Повинуясь инстинкту, я скользнула кончиком языка по его гладкой нижней губе.

       Ох, зря я это сделала… Вздрогнув, Эдвард резко отстранился, потом вновь прижал меня к себе. Но на этот раз не наклонился ко мне, так что моя щека привычно легла ему на грудь, а его подбородок – на мою макушку. Так, обнявшись, мы простояли ещё какое-то время. Постепенно наше дыхание выровнялось, мой пульс пришёл в норму. Я наслаждалась тем, что считала для себя потерянным навсегда – близостью Эдварда, его объятиями. А он, поцеловав меня в макушку, прошептал мне в волосы:

        – Малышка, ну почему, почему ты ушла?!

       Я резко вскинула голову, поражённая этим вопросом. Почему он спрашивает? Всё же и так понятно! Но, заглянув в его чудесные золотистые глаза, и увидев в них недоумение, печаль и, кажется, даже обиду, поняла – нет, он спрашивает совершенно серьёзно. Он действительно хочет узнать причину моего поступка. Неужели мне придётся ещё и объяснять? Вслух признаваться в своей чудовищной сущности…. Видимо, придётся.

       Как бы мне ни хотелось покидать объятия Эдварда, я вывернулась и, повернувшись к нему спиной, обхватила себя руками. Смотреть в его прекрасные глаза в этот момент я не могла.

       – Ты же знаешь, кто я такая. Ты же видел меня там… 

       – Да, видел. И что? Разве это повод уходить?

       Он что, действительно не понимает?

       – Я – гаргулья! Я – чудовище!

       – А я вампир. Может, поспорим, кто большее чудовище?

       Нет, он просто меня не слышит. Ну как, как ему объяснить?

       – Я – гаргулья. Я – убийца вампиров. Вы испугались меня, я же видела. А я не хочу вас пугать. Не хочу, чтобы вы испытывали ужас, глядя на меня. – Я в отчаянии закрыла лицо руками и зажмурилась, но перед моим внутренним взором вновь встала та картина – моя семья смотрит на меня с ужасом. – Не хочу, не хочу!

       Ласковая рука обняла меня за плечи, прижав к крепкой груди, другая осторожно отняла мои ладошки от лица.

       – Посмотри на меня, Энжи. Посмотри! – подчиняясь настойчивому требованию, я, сквозь пелену слёз, взглянула в любимое лицо. – Ты видишь в моих глазах ужас?

       Я помотала головой. От этого движения слезинки сорвались с ресниц и покатились по щекам, но были тут же перехвачены и нежно стёрты прохладными пальцами.

       – Я выгляжу перепуганным?

       – Нет, – прошептала я. Неужели я ошибалась? Неужели все мои страдания были напрасными?

       – Так вот, я хочу, чтобы ты усвоила раз и навсегда – никто из нас не считает тебя чудовищем.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться