Никогда не спорь с судьбой

Глава 16. Снятый мораторий. Часть 1

        Я проснулась с улыбкой на губах. Едва вынырнув из сна и почувствовав под ухом мерное колыхание своей любимой подушки, прохладной и твёрдой, но самой удобной на свете, я сразу всё вспомнила. Я дома, Эдвард рядом, моя семья меня любит. И главное – Эдвард снял табу на поцелуи! Я так долго этого добивалась, а когда смирилась и опустила руки – он вдруг «сменил гнев на милость». Я совсем не против, но всё же интересно, почему? Нужно обязательно выяснить. Но не сейчас. Позже. Пока же  я просто нежилась у него на груди, едва не мурлыча от счастья.

       Солнечный зайчик скользнул по моей щеке. Я сморщила нос и попыталась увернуться, уткнувшись носом в грудь Эдварда, которая тут же начала вибрировать от беззвучного смеха. Тут до меня дошло, что раньше, когда я просыпалась, солнце, точнее тот его свет, что мог пробиться сквозь пелену облаков, никогда не доходил до нашей кровати. А значит, сейчас если и утро, то очень позднее. Поняв это, я резко села.

       – Школа! Мы опоздали!

       Эдвард продолжал лежать, с ласковой усмешкой глядя на меня.

       – Успокойся, малышка. Сегодня суббота. И потом – какая школа в такой день? Когда светит солнце – мы в школу не ходим.

       – А, да. Конечно. Вы же можете «засветиться». В прямом и переносном смысле. – Я снова улеглась ему на грудь. Господи, как же я соскучилась. Так бы и лежала весь день. Только не получится. Потому, что снизу послышался весёлый голос нашего бестактного братца.

        – О, похоже, спящая красавица наконец-то проснулась! А я-то уж начал подумывать, не в летаргию ли она впала. Проспать шестнадцать часов подряд – пожалуй, это перебор даже для такой сони, как ты, Кнопка.

       Я улыбнулась. Вот уж кто совершенно не изменился, так это Эммет.

       – Зависть – грех! – крикнула я в ответ.

     Пора было вставать. Я быстро закончила свой утренний туалет, и мы с Эдвардом спустились в гостиную, где собралась вся семья.

       – Давай, Кнопка, рассказывай!

      Я недоуменно захлопала глазами.

       – О чём?

       – Нам всем очень хотелось бы побольше о тебе узнать. О том, кем ты стала. Эдвард сказал, что ты не против, если мы тебя обо всём расспросим, – вступил в разговор Карлайл.

     – Нет, не против, – я уселась на диван, с двух сторон от меня вновь устроились Эдвард и Элис. Остальные расположились напротив, на стульях и креслах. Я заметила, что все смотрят на меня лишь с доброжелательным любопытством. Как и вчера – никакой отчуждённости или насторожённости. Это радовало.

       – Может, всё же сначала поешь? – конечно же, Эдвард в первую очередь заботился обо мне.

     – Ничего, я пока не сильно проголодалась. Видимо, вчерашний супер-ужин ещё не переварился, –  успокаивающе похлопав его по руке, я повернулась к Карлайлу. – Что именно вы хотите узнать?

       – Знаешь, старейшины у Вольтури видели… гаргулий… прости, Энжи…  – Карлайл явно боялся меня обидеть.

        –  Да ладно, не переживайте. Я уже смирилась. Давайте называть вещи своими именами. Я – гаргулья, и всем нам теперь это известно. Не скажу, что подобное открытие привело меня в восторг, но всё же, это хоть какая-то определённость. Я долго размышляла, – больше-то заняться мне было нечем, – и пришла к выводу, что неважно, кто я, важно – какая я. А я всё та же, что и была, уверяю вас.

       – Мы это знаем. Ты мудра не по годам, дитя моё.

       Не зная, что на это ответить, я только пожала плечами. А может быть, именно «по годам»?

       – Так что там про Вольтури? – поинтересовался Эдвард.

       – Так вот, насчёт Вольтури. Сам-то я слышал только легенды, которые и рассказывал вам, но Аро, самый главный и самый старый из них, видел гаргулий своими глазами, и не раз.

       – Но ведь они же все исчезли тысячу лет назад. Почти все, – Эммет ухмыльнулся, глядя на меня. В ответ я показала ему язык. – Насколько же стар этот Аро?

      – Точно никто, кроме него, не знает. А может, и сам он тоже – в те времена к летоисчислению относились несколько иначе, большинство людей и считать-то не умели, не говоря уж о календаре. Но не меньше трёх тысяч лет.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться