Никогда не спорь с судьбой

Глава 16. Снятый мораторий. Часть 3

       Когда я, наконец, поставила Эммета на землю, ко мне подлетела Элис.

       – И меня, и меня тоже! – едва не подпрыгивая от нетерпения, умоляла она. И, конечно же, я покатала и её – только не стала брать подмышки, а просто взяла на руки. И снова носилась над домом и вокруг него.

       После того, как я опустила Элис на землю, а больше никто желания покататься не изъявил, я осталась стоять на месте, чтобы дать всем возможность как следует себя рассмотреть. Мои былые комплексы исчезли без следа, теперь я точно знала, что не являюсь чудовищем, как внешне, так и внутренне. Я чувствовала невероятное умиротворение. Всё прошедшее время, чем бы я ни занималась, как бы счастлива я не была, одна мысль всегда была где-то рядом, не позволяя до конца расслабиться. Сначала это был вопрос: «Кто же я? А вдруг я – чудовище?» Потом, когда это наконец-то выяснилось, вопрос сменился уверенностью: «Я – чудовище». И только теперь, когда отпало последнее сомнение, когда выяснилось, что все мои страхи были напрасными, я наконец-то смогла расслабиться и жить в мире с собой.

       Каллены окружили меня, рассматривая с удивлением и, кажется, с восхищением. Особый восторг вызвали мои крылья. Я, по просьбе, раскрывала их на полную ширину, или складывала за спиной, как плащ. Карлайла больше всего поражало то, как ловко и непринуждённо я управляюсь с лишней парой конечностей, Эдварда восхитило то, что теперь я стала с ним одной температуры. Меня, кстати, тоже – его рука уже не казалась мне твёрдой и прохладной, как раньше – моя температура тоже стала «комнатной», как у вампиров, а не фиксированной. А Эммет, стоящий за моей спиной, вдруг захихикал.

       – Теперь-то ты видишь, что мы ВСЕ тут светимся? И даже ты!

       Я ахнула. Остальные – тоже, кто громче, кто тише. В тот момент я стояла спиной к солнцу, а лицом к сияющим – в прямом и переносном смысле, – Калленам. Эдвард, держащий мою ладонь в своей, поднял наши соединённые руки вверх, где их уже не закрывала моя тень. Я с удивлением наблюдала, что от моей руки тоже исходит свечение. Не такое яркое и заметное, как от руки Эдварда, но не увидеть этого было просто невозможно.

       – Феечка! – мстительно и ехидно протянул Эммет. Я обернулась и продемонстрировала ему клыки, впрочем, совершенно его не напугав. Но меня отвлекла рука Эдварда, ласково погладившая мою щёку.

       – Знаешь, а ведь он в чём-то прав. Ты летаешь, ты светишься, ты вся такая крохотная. И эти твои ушки! – пальцы Эдварда ласково заправили мои волосы за уши, выставив их напоказ. – Они такие милые и забавные. Может, ты и правда фея?

       Печально усмехнувшись, я продемонстрировала ему свою когтистую лапку.

       – Вряд ли.

       – Знаешь, Энжи, чем больше я узнаю о тебе, тем больше недоумеваю, – вновь вступил в разговор Карлайл. – Ты и похожа на нас, и не похожа. Слишком много различий, но и все совпадения нельзя сбросить со счетов. Я в полной растерянности. В тебе есть многое и от человека, и от вампира, и даже от оборотня… 

       – А так же от летучей мышки! – снова встрял Эммет, неосторожно подойдя ко мне сзади практически вплотную. Эдвард недовольно нахмурился, раздражённый этими постоянными подколками, но я успокаивающе похлопала его по руке. А потом незаметно отвела одну ногу назад, благо в этом облике она у меня хватательная, цапнула Эммета за щиколотку и резко дёрнула. А потом, с удовольствием наблюдала, как он сидит на земле, недоумённо хлопая глазами.

       – Что, Эммет, доприкалывался? – захихикала Элис. Остальные тоже не скрывали своего веселья. – Не забывай, Энжи самая сильная в доме, и всегда такой была!

       – Не бойся, Эммет, – и я погладила его, всё ещё сидящего на земле, по голове. – Солдат ребёнка не обидит.

       Эммет быстро вскочил и хотел что-то сказать, но Розали утянула его за рукав подальше от меня.

       – Хватит, Эммет, сколько можно!

       – Но не зря же у неё на шее Бэтмен висит!

       Услышав это, я потеребила свой кулончик.

       – Скорее всего, это гаргулья. Но теперь я понимаю, что это не просто украшение, он имеет свой смысл. И, в общем-то, был подсказкой, только воспользоваться ею мы не смогли.

        – Знаешь, Энжи, что удивительно? – подал голос Джаспер, всё это время спокойно и чуть отстраненно наблюдавший за всеми нашими чудачествами. – Сейчас ты пахнешь несколько иначе, но твое присутствие по-прежнему сводит на нет нашу жажду. Я это точно знаю, поскольку сегодня в школу мы не собирались, и поэтому не принимали твое «лекарство».



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться