Никогда не спорь с судьбой

Глава 22. Откуда взялись вампиры. Часть 3

       –  Да просто всё с Пегасом. Случайность, в общем-то. Вот представьте, вам срочно нужно попасть из пункта А в пункт Б. По безлюдной местности. И у вас с собой велосипед. Что вы сделаете – поедете на велосипеде или побежите, неся велосипед в руках?

        – Второе, конечно. Мы бегаем в сотню раз быстрее любого велосипеда, – ответил за всех Джаспер.

        – Вот и один из гаргулий так же рассуждал, когда ему срочно нужно было перебраться в другое место. А с собой у него была лошадь. Решил путь срезать через горы, не думал, что там вообще кто-то живой окажется. Но оказался. Какой-то пастух овцу сбежавшую искал. И увидел вдали, в небе, на фоне заката, силуэт летящей лошади с огромными крыльями. А дело было в древней Греции, и гора та называлась Олимпом.

       – Потрясающе! – пробормотал Карлайл. – Из каких только случайностей не складывается порой жизнь.

       – Вы даже не представляете, насколько правы. Само ваше существование как вида – тоже результат случайности.

       – Кажется, сейчас мы услышим разгадку своего появления в этом мире, – прошептал мне Эдвард. Я почувствовала, что он напрягся, и, взяв его руку, сплела наши пальцы в качестве молчаливой поддержки. Эдвард поднял наши руки и поцеловал уже зажившие костяшки моих пальцев, а потом выжидающе взглянул на замолчавшего Дэна, который с интересом нас разглядывал. Перехватив его взгляд, Дэн улыбнулся и снова обратился к Карлайлу.

       – Здесь в двух словах не объяснить. Чтобы было понятнее – снова перейду к аналогиям. Представьте, что в саду вашей матушки растут очень красивые цветы, которые вам хотелось бы поставить в вазу в своей комнате. Но это вам строго запрещено, потому, что на клумбе цветок может цвести несколько недель, а в вазе завянет через три-четыре дня. Но однажды вы видите, как упавшее с дерево яблоко сломало стебель у одного из цветов, и теперь он быстро засохнет. Как вы считаете, будет ваша мама возражать, если вы срежете этот цветок и поставите его в вазу? Вряд ли, он ведь всё равно уже практически погиб, спасти его невозможно, так почему бы напоследок не получить от него немного удовольствия? К чему я это говорю? Сейчас поймёте.

       Как я уже говорил, использовать людей для пропитания стало для гаргулий табу. Но кровь-то человеческую они уже пробовали, и некоторым она понравилась. Не так, как вам, совсем нет! Ничего похожего на вашу жажду, просто вкусы у всех разные, так же как и у людей. И поэтому, был достигнут компромисс – кровь людей всё же можно было иногда употреблять, но только в одном-единственном конкретном случае. А именно – кровь смертельно раненных на поле боя воинов. Это было самым настоящим актом милосердия – раны в живот, например, тогда были стопроцентно смертельными, а умирать от них человек мог по нескольку дней, в страшных муках. И выпить кровь такого раненного, оборвав его страдания, грехом не считалось. Вот так некоторые гаргульи и поступали иногда, правда, очень-очень редко. Найдя такого умирающего на поле, заваленном телами мёртвых и раненных, они уносили его с собой, чтобы не пить на глазах возможных свидетелей – ведь кто-то из лежащих на поле мог и выжить. И некоторые выжившие потом рассказывали о крылатых созданиях, уносивших падших воинов прямо в рай. Тогда его ещё называли Валгаллой.

       – Валькирии! – воскликнула я.

       – Верно. Горячечный бред тяжелораненого вполне мог наделить брутальных мужчин-гаргулий чертами прекрасных дев. А так как не заметить их габариты было сложно даже в бреду – то они превратились в крылатых дев-воительниц, имеющих мистическое происхождение, а потому – таких крупных. Так вот, сейчас и начнутся те самые случайности. Дело в том, что гаргульи, в отличие от вас, питались кровью по «человеческому» графику приёма пищи – часто и понемногу. Поэтому крупную добычу они делили на несколько едоков, а будучи в одиночестве, довольствовались мелкими зверьками, чтобы зря не переводить пищевые ресурсы.

       – Ага, Кнопка вон тоже кроликов ловит. И как она их только пьёт, они же совершенно безвкусные?

       – А мне они нравятся! Имею право?

       – Конечно, имеешь, малышка. Не слушай Эммета. Он просто из вредности так говорит.

       – Точно. Сам-то он вообще вонючих медведей пьёт, но я же молчу. – После чего я повернулась к Дену, извиняюще улыбнулась и проговорила сладеньким голоском. – Простите моего брата за то, что он всё время вас перебивает. Хотя большинство членов нашей семьи выглядит школьниками, на самом деле в ней только два настоящих ребёнка – я и Эммет.

       – Мне восемьдесят шесть! – оскорблённо взвыл Эммет.

       – Ничего, парень, повзрослеешь ещё, какие твои годы, – «утешил» его Дэн.

       Эммет взглянул сначала на меня, потом на Дэна, понял, что на два фронта ему не победить и, признавая поражение, сделал жест возле рта, словно закрывая его на застёжку-молнию, после чего уселся поудобнее возле Розали, скрестил руки на груди и всем своим видом стал показывать, что скорее умрёт, чем произнесёт ещё хоть слово.



Оксана Чекменёва

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться