Никто, кроме неё

Размер шрифта: - +

13.

Элен вылетела из библиотеки, как ошпаренная. Пробежав немного, она остановилась, чтобы придти в себя. Прижавшись затылком к стене, девушка пыталась успокоить бешено стучащее сердце. Боже, какой стыд! Её волновало даже не то, что она увидела любовные утехи Кинберга, хуже, что он заметил её, когда она, как дура, смотрела на них с открытым ртом. Почему же она не ушла сразу? Элен провела рукой по низу живота, где ещё жили ощущения, полученные в библиотеке. Если она испытывает такое при виде, как Эдвард ласкает другую женщину, что же будет, когда он сделает это с ней? Когда? Боже, она уже воспринимает это как неизбежность! Нет, этому не бывать! Она не позволит этому ловеласу сделать её очередной своей потаскушкой.

Элен успокоила дыхание, собралась и твёрдой походкой прошествовала в гостиную, где прощались друг с другом последние, самые стойкие гости. Она уже собралась покинуть дом, как неожиданно наткнулась на хозяйку. Миссис Бланш прощалась с одним из гостей, но завидев Элен, сразу к ней подошла.

- Мисс Анески, неужели вы хотели уйти, не поговорив напоследок со мной?

- Я как раз вас искала, чтобы поблагодарить за вечер.

- Да? И где же вы меня искали?

- В библиотеке, - честно сказала девушка.

- Аа, ну это зря. Я предпочитаю читать книги в кровати, перед сном. А в библиотеке чаще бывает мой племянник. Он, знаете ли, очень любит читать.

- Ну да, я заметила, - пробормотала Элен.

- Правда? Он и сейчас был там? – удивилась миссис Бланш.

- Нет-нет, - спохватилась Роуз. – Просто при общении с графом, я заметила, что его интересы довольно разносторонние.

Миссис Бланш расплылась в улыбке, она явно любила, когда хвалили её дорогого племянника.

- Это правда. Эдди замечателен со всех сторон. Надеюсь, вы уже успели это оценить, - подмигнула она Элен.

Растерявшаяся Роуз не сразу нашла, что ответить. В конце концов, сказав стандартные, ничего не значащие фразы, она распрощалась с пожилой графиней и с облегчением покинула дом.

 

***

Эдвард проснулся от того, что солнечный луч, пробившись через щель в шторах, упал ему на лицо. Граф почувствовал, что полулежал в неудобном положении. Шея затекла и даже немного побаливала голова. Кажется, последний бокал вчера был всё-таки лишним. Кинберг попытался размять мышцы, но обнаружил, что правая рука привязана к подлокотнику кресла. Он сфокусировал двоящееся зрение и увидел, что в качестве веревки использован женский чулок. В голове Эдварда калейдоскопом пронеслись события прошедшего вечера. Граф расплылся в улыбке: а эта белокурая дамочка та ещё бестия. После их любовных игр, она так и оставила его связанным, а может, сделала это специально, разозлившись, что Эдвард уснул прямо под ней. Кинберг отвязал руку, спрятав чулок за ворот рубашки, ещё не хватало, чтобы это увидела тётушка. И тут, словно молния в мозгу, вспыхнуло воспоминание о женской фигуре в полумраке комнаты, наблюдающей за интимным процессом Эдварда и его любовницы. Мисс Анески! Он напрягся, пытаясь восстановить детали. Кажется, он предложил ей присоединиться к ним. Граф застонал, и снова закрыв глаза, откинулся на спинку кресла. Девушка выбежала из библиотеки так, словно услышала самые страшные слова в жизни. Впрочем, для приличной дамы, которой мисс Анески и являлась, такое предложение сравни оскорблению. Узнай об этом Крейк, он бы сказал, что это полный провал и о выигрыше пари его другу можно забыть. Только… дело уже не в самом споре. Мисс Анески что-то затронула в душе Эдварда. Её независимость, её отчаянное сопротивление искушению… Она не кокетничала, не пыталась его очаровать и что самое главное, она предпочла ему барона Николса! Мисс Анески определенно притягивала Эдварда. Как ни странно, ещё совсем недавно он считал, что ему нравится лишь одна женщина – незнакомка с колдовскими зелеными глазами, но теперь в его мысли вкралась мисс Анески, и Эдвард уже не понимал, кого из двух женщин он желает больше. Его размышления прервал голос тётушки. Миссис Бланш, видимо, искала его по дому и сейчас приближалась к библиотеке. Резко вскочив с кресла, граф поморщился от вступившей в голову боли, но всё же схватил с ближайшего шкафа первую попавшуюся книгу и вновь усевшись, сделал вид, будто увлечен чтением. За этим занятием его и застала тётя.

- Боже, Эдди, неужели ты читал всю ночь? А ну посмотри на меня, - взяв племянника за подбородок, она повернула его голову и взглянула на лицо. - Так и есть! Глаза красные, вид измученный. Дорогой, разве так можно?

Эдвард промычал что-то неопределенное и, дождавшись, когда родственница отстраниться, осторожно выдохнул, надеясь, что та не учует запаха вчерашних вино возлияний. По счастью, тетушка продолжала выговаривать племяннику о вреде бессонных ночей, Кинберг кивал и пытался вовлечь себя в беседу. Миссис Бланш обратила внимание на книгу в руках Эдварда:

- Ну что хоть за роман увлек тебя на всю ночь? О, да это же та самая книга, что когда-то привез моему мужу друг из поездки в Испанию. Я помню, мы тогда ещё смеялись, потому что никто из нас не знал испанского языка, книга так и простояла на полке нечитанная. Эдди, я не думала, что ты знаешь испанский?

Кинберг неопределенно повертел рукой.

- Очень слабо, тётя, - первые слова, сорвавшиеся с пересохших губ, вышли хрипловатыми.



Lyana

Отредактировано: 06.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться