Нимфа по имени Ди

Размер шрифта: - +

Глава 8

 

 

Тяжело расставаться. Тяжело прощаться. Тяжело говорить «до свидания» в последний раз. Тяжело смотреть на мир и знать, что ты больше никогда его не увидишь.

Тело перестало взбрыкивать, словно норовистая лошадь, замерло, по ногам и рукам расползлась слабость. Вампир знал своё дело и остановился, когда надо. Ощутив это, она с удивившей её саму яростью и ненавистью накинулась на захватчика, стремясь во что бы то ни стало вытеснить его, изгнать, подавить… даже если от неё останется только воспоминание. Она билась до последнего, пока оно не захрипело и не попросило пощады. Но она не остановилась. Будучи владельцем обессиленного кровопотерей физического тела, оно уже не могло ей сопротивляться. Хорошо. Иначе вряд ли бы у неё хоть что-то получилось.

Теперь она лежала и слушала живые звуки мира. Как вокруг неё суетились люди и катессы. Как её перенесли из подвала в спальню. Как осмотрели и провели диагностику.

Она слабо улыбнулась и позволила волне ощущений и чужих эмоций накрыть себя. Рядом – Элодия, Жанна и тот катесс, следователь КС. За дверью – Рэндалл, Мика, Майко. Волнуются, переживают. Симпатичный парень Майко, даже жаль, что ничего не вышло… и почему Индия вечно смотрит не туда? А вот кое в чём существо оказалось право… увы. Впрочем, если никто из свидетелей не расскажет, а Рэндалл не признается, то возможно, Индия никогда не узнает…

Немного дальше по коридору – охваченная тревогой Ди. Только нимфа беспокоится и о ней, и о вампире. Сам вампир… хм… озабочен проблемами иного характера. Старый колдун заперт  в отдельной комнате на втором этаже, но она чувствует, что он и не думает бежать. Куда, зачем? Как и ей, ему некуда и не к кому идти.

И на первом этаже – маленький мальчик под присмотром двух женщин недоумевает, чем это так озабочены взрослые и где пропадает его мама.

Ощущения вдруг истаяли, накрыв её темнотой. Исчезли звуки, мысли, эмоции, как свои, так и посторонние. Но она успела испытать радость и облегчение от того, что хоть одна из них сумела освободиться…

 

– – –

 

Я сидела в своей комнате в кресле-качалке, обхватив руками подтянутые к груди ноги, и с тревогой прислушивалась к доносящимся из ванной звукам. По вполне понятным причинам звуки были весьма сомнительные – что интересного, когда живое существо, будь оно человеком или вампиром, выворачивает наизнанку, а тебе остаётся лишь терпеливо дожидаться окончания процесса? Помочь я ничем не могла, только гадала, как там Индия? Выкарабкается ли она? То чувство благодарности… так её вторая половина сказала мне «спасибо».

За дверью раздался плеск воды. Я спустила ноги на пол. Наконец створка распахнулась, и на пороге возник болезненно-бледный Илиан. Я бросилась к нему.

– Ты как?

– Паршиво, – отозвался вампир и, пошатываясь, побрёл к креслу. – Не понимаю, как наши далёкие предки могли потреблять эту дрянь в таком количестве? – Мужчина рухнул в качалку и закрыл глаза.

Я неловко переминалась рядом, не зная, что делать. Нимфы, по крайней мере,  находясь в своём лесу, не болеют, а в мире людей при мне самочувствие ухудшалось только у Колина, да и то вокруг мальчика тут же начинала суетиться Элоди в паре с Жанной. Взрослые как-то обходились сами, так что я лишь навещала больного да справлялась о здоровье.

– Может, тебе принести чего-нибудь? – робко осведомилась я.

– Ага. Пистолет, – пробурчал Илиан.

– Зачем?!

– Застрелюсь на хрен, и дело с концом.

Я ошарашено уставилась на вампира, не понимая, шутит он или говорит серьёзно. Мужчина открыл один глаз.

– Да не волнуйся ты. Сядь, успокойся.

Я послушно обошла кресло и опустилась на край постели. Вампир закрыл глаз.

– Напомни мне, чтобы я больше так не делал.

– Угу, – кивнула я.

Несколько минут мы молчали. В белёсом полотне облаков обнаружилось прореха, и теперь в неё задумчиво поглядывал кусочек голубого неба.

– Ди?

– Да?

Илиан вздохнул.

– Мне придётся уехать.

– Что? – встрепенулась я. – Уехать? Зачем? Я поговорю с Элоди, и она наверняка разрешит тебе остаться…

– Проблема не в том, что моё инкогнито раскрыто. В моей семье кое-какие неприятности, и брат уже которую неделю уламывает меня вернуться.

Я вздрогнула и тут же сжалась, обхватила себя руками.

– Так ты об этом всё порывался мне рассказать? И поэтому каждый день ездил в Кьел?

– У меня в семье все, кроме отца, одарённые, правда, только мама занималась магией профессионально и на постоянной основе. Она мечтала хотя бы из меня вырастить гениального волшебника, но, как видишь, не случилось. К сожалению, если ты не маг, значит, вампир и обязан заниматься проблемами рода, к которому имеешь несчастье принадлежать. Лисса слишком юна и неопытна, Лекс отвертелся, у меня, мол, семейный бизнес, не могу я изображать хомячка в колесе, и тут все вспомнили обо мне. – Илиан открыл глаза. – Я вампир, ничем путным в этой жизни не занят, так почему бы не припахать меня к благому делу? Я честно посылал Лекса по известному адресу, спуская последние сбережения на регулярные межконтинентальные телефонные переговоры, пока вчера не пришла записка от Лис. Сестра не стала бы беспокоить меня по пустякам, и я понял, что отмазаться уже не удастся. Сегодня утром я позвонил Лексу и согласился.



Серина Гэлбрэйт

Отредактировано: 28.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться