Нимфа по имени Ди

Размер шрифта: - +

Часть 2. Маски большого города. Глава 1

 

– Волшебник не помог, а причинил ему зло, – мягко сказала Она. – Ужасно, если добрые волшебники превратили весь мой народ в людей – это ведь всё равно что запереть человека в горящем доме.

Питер Бигл «Последний единорог»

 

 

 

Глава 1

 

Рассвет, бледный и промозгло-сырой от обилия росы, Сэл встретил с тошнотворным ощущением прогрессирующего похмельного синдрома. Голова, тяжеленная как двуручный меч для хрупкой боярышни, немилосердно гудела огромным раскаленным колоколом. Во рту осел солоноватый привкус крови, желудок норовил вывернуться наизнанку, а для описания активной деятельности кишечника не подбиралось приличных слов. Ко всем прочим радостям пробуждения добавлялись жесткая земля и острые травинки, колющие голую спину вредными иглами.

Помянув изобретателя телепортов – чтоб его на том свете так же перекрутило! – Сэл всмотрелся в голубоватую лазурь неба над далёкими верхушками деревьев. Раз голубое – значит, здравствуй, новый мир. Добро пожаловать на Аиду, младшую сестру златой Эос.

Сэл приподнялся, поморгал и уставился на нижнюю половину собственного тела. Хм-м… Заказывали человеческие конечности? Получите, распишитесь! А?.. Всё на положенном природой месте и вроде такое же, как и раньше, только шерсти на-амного меньше… Выше, впрочем, её не было вообще, и сквозь мертвенно-бледную кожу просвечивали синие жилки вен. Сэл ощупал подбородок. Щетина, короткая, колючая, – единственное напоминание о привычной повышенной волосатости сатира. Ну и тёмно-каштановая, почти чёрная шевелюра на голове. Также исчезли рожки, хвост, а нос, обычно плоский и широкий, стал уже и длиннее.

– Замечательно, – пробормотал Сэл, на ощупь знакомясь с новой внешностью.

Человеческой внешностью.

Не самое лучшее, что может случиться в жизни.

Правда, и не самое худшее.

Покряхтев немного – всё тело ломило, конечности, особенно нижние, слушались плохо, – Сэл встал, пошатнулся, выпрямился, осваивая такую странную точку опоры – ступни.

– Ничего, терпимо, – решил он, покачнувшись из стороны в сторону и убедившись в наличие вполне сносной устойчивости.

А теперь сделаем шаг. Ма-аленький шажок…

Неплохо. Где один, там и второй, и даже третий. Только ощущались каждая травинка, каждый корешок, каждый мелкий камушек, попадающий под пятку. С копытами, что ни говори, проще.

Шага после десятого Сэл пришёл к выводу, что длинная, прекрасно сохраняющая тепло шерсть была бы сейчас воистину божественным благом. Кожа покрылась омерзительного вида пупырышками, везде, где можно, неприятно сквозило. Бр-р… и как человеческие мужчины с этим живут?

Немного приноровившись, Сэл уверенно свернул в ближайшие кустики. На выходе из них он почувствовал себя значительно лучше. Больше по привычке встряхнулся, потёр ступнёй одной ноги о лодыжку другой, огляделся, ориентируясь на местности. Сатиры – жители леса, хотя в чащобу предпочитали не забираться: на окраине и к смертным поближе, и есть где разместить немудреное хозяйство. В принципе сатиры на редкость непривередливы: спать могли под открытом небом, питались чем лесные духи пошлют и даже хуже, в одежде не нуждались, человеческой слабости к собиранию кучи совершенно бесполезных вещей подвержены не были. Главное, чтобы было в меру тепло, сухо, зелени всякой побольше да бутылка доброго вина (на худой конец сойдёт и какая-нибудь бодяга собственного изготовления) под рукой. Ну, и ещё, разумеется, паву любой расовой принадлежности – сатиры нетребовательны и в этом вопросе, отчасти ввиду отсутствия свих женщин, отчасти из-за не шибко привлекательной внешности, не пользующейся спросом даже на многоликой Эос. Хотя с павами уж как получится…

– Если север там, значит, юг должен быть… – Сэл круто развернулся на месте, в противоположную от гипотетического севера сторону, – там. Тогда восток и запад будут соответственно там и там.  – Он поочерёдно вытянул левую и правую руки.

К сожалению, карты данной местности за это открытие не полагалось…

– Извини…

Сэл аж вздрогнул, услышав позади негромкий женский голос, странно прозвучавший в утренней тишине сосновой чащи. Недоумённо обернулся и застыл, не веря глазам, ушам и носу.

Среди буйно разросшегося папоротника и ёлочек хвоща стояла боярышня. Казалось, она только что вышла из  зелёных волн, ослепительно белая и прекрасная в ореоле невинности новорождённого существа. Белые, с тёплым солнечным оттенком волосы струились до талии, сливаясь с белизной длинного платья, утопающего в изумрудной пене. Низкий лиф открывал матово блестевшую грудь, плавную линию плеч и лебединые руки, свободно опущенные вдоль стройного тела. На прелестном лице сияла улыбка, робкая, неуверенная и оттого ещё более очаровательная, манящая словно аромат неведомого дикого цветка. Из-под вееров чёрных ресниц на Сэла смотрели большие глаза цвета озера в пасмурный день – тёмные, непроницаемые, синие с неуловимым вкраплением грозового серого.



Серина Гэлбрэйт

Отредактировано: 28.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться