Ниоткуда с любовью

Размер шрифта: - +

X

Спустя неделю и два дня после расставания с Олегом Красовским в понедельник с утра Маша Сурмина не вышла на работу. Казалось бы, ничто этого не предвещало. Всю неделю она ходила в офис, как прежде, быть может, только была чуточку более отстраненной, чем раньше. Она не заходила к начальнику в середине рабочего дня, их давно не видели обедающими или уходящими домой вместе. Красовского никто из сотрудников вообще не видел уходящим домой (кроме Гриши), а вот Маша ходила теперь всегда одна или с собратом по несчастью стажером Игорем.

По офису поползли слухи, что они расстались. Красавица Елена не преминула воспользоваться этой ситуацией, чтобы лишний раз поехидничать. Основным аргументом ее было следующее:

- Ну, ты даешь... неужели думала, что он будет с тобой дольше? Повстречались немного и хватит. Может, тебя утешит, что иной раз он девушек и раньше бросает, так что тебе повезло.

Она болтала об этом в пятницу, готовя вместе с Машей конференц-зал к встрече с заказчиком. Ее легковесная болтовня надоедливыми каплями воды из не до конца закрученного крана падала на воспаленное Машино сознание. Последняя с трудом сдержалась, чтобы ничего не ответить. Она не была дурой. Понимала, что Лена специально нарывается на грубость, чтобы завалить лавиной своей чепухи и добить ее, вывести на откровенность. Но Маша молчала. Смотрела в окно на кромку близкой воды, на накатывающие на берег волны, и молчала. А в понедельник она не пришла.

Она никому не звонила и не оставляла сообщений. Она просто исчезла, не предупредив ни наставника Михаила, ни своего приятеля Игоря, ни Красовского.

Пришедший к восьми утра и разгоняющий завалы на работе Красовский около десяти услышал смех Лены из приемной. Как только он вышел с намерением дать своей заместительнице задание, секретарша и Лена резко замолчали и округленными глазами посмотрели на начальника.

- Что случилось?
- Да нет, Олег, ничего, а что должно было случиться? - зачастила Лена.
- Я серьезно.
- Ну в общем... не хотели тебе говорить, хотели сначала сами разобраться...
- В чем дело?
- Сурмина не вышла на работу. Мобильник у нее не отвечает. А у Лиды где-то был записан ее домашний номер...

На лице Красовского не дрогнул ни один мускул.
- Звоните. Может быть, она заболела?
- Могла бы хоть Михаила предупредить! - с досадой сказала Лена. - Вот Игорек в случае ЧП мне всегда звонит.
- Хорошо, пусть Лида наберет ей, а сейчас зайди ко мне, у меня есть задание.

Он повернулся и скрылся в своем кабинете. Лена подмигнула секретарше и шагнула за начальником в кабинет.

К обеду ситуация не прояснилась. Игорь ничего не знал, Михаил тоже. Сотрудники шептались, что Маша не выдержала, сбежала от неразделенной любви к Красовскому. Красовский на слухи как всегда не реагировал.

В перерыве женская часть коллектива собралась в холле.

- Бедный Олежек, да ему вообще не до вашей Маши! - говорила бухгалтерша Ира. - Он весь завален работой, он бы и не заметил, что ее нет.

- Заметил, не заметил, а ситуацией нужно воспользоваться, - быстро сказала Лена и взглянула в удивленные глаза бухгалтерши. - Ты что, не понимаешь?

Послеобеденная планерка заканчивалась около пяти, в последнюю очередь обсуждали стажеров.

- Что мы будем делать с Сурминой?

- Что делать, что делать... ждать, когда объявится, - задумчиво произнес Красовский, отворачиваясь от окна.

- А если не объявится? Если она просто сбежала? - протянула Лена. Олег Александрович поднял на нее глаза, но ничего не сказал.

- Может, у нее что-то случилось, - пожал плечами Михаил, - а вы сразу шум поднимаете.
- Ну да, ну да, - недоверчиво протянула Лена.

Когда заместители покидали кабинет Олега, Лена дождалась ухода Миши и задержалась в дверях.
- Может быть, она из-за тебя сбежала, а, Олежек? Поматросил девочку, вот она и не выдержала.
- Напоминаю тебе, дорогая моя Елена, что мы все-таки не в баре с тобой сидим и пьем, а на работе находимся. Думай, что говоришь. - Спокойно сказал Красовский. Нельзя сказать, что он не ожидал от кого-нибудь из своих сотрудников таких слов. Ему было просто любопытно, осмелится ли их кто-то произнести.

Лена лишь хмыкнула и ничего не сказала, а у Красовского даже не осталось шанса с кем-нибудь поругаться. Он пришел домой поздно и ходил из угла в угол. Не выдержав, он все же набрал Машин номер, но ее телефон был выключен. Он оборвал звонок и с досадой уставился в окно.

В среду около пяти часов вечера он въезжал во двор Машиного дома. Нужно было сделать это раньше, но он...

Что? Боялся? Опасался? Он понимал, что только он может это сделать. Не присылать людей, не заставлять сотрудников постоянно звонить ей, а просто приехать.
Скорее всего, у Маши дома он опасался увидеть подтверждение общим мыслям. Боялся, что она действительно не ходит на работу из-за него.

Олег не знал, что он сам чувствует по этому поводу, он не был к этому готов, надеялся, что все как обычно пройдет безболезненно для обоих, и поэтому сейчас в его голове царили сумятица и суматоха.

Медлить больше было нельзя. Он вышел из машины, проскользнул за каким-то жильцом внутрь и, добравшись до шестого этажа, решительно нажал на кнопку звонка.
Машина мама работала медсестрой, и когда они с Машей начинали встречаться, Сурмина рассказывала, что она работает в ночную смену. Олег надеялся застать ее дома.



Даша Полукарова

Отредактировано: 28.02.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться