Нирэнкор. Песнь Гнева

Размер шрифта: - +

Глава 21. Дворец Ветров.

Глава 21.

 

Дворец Ветров.

 

Острый морской запах ударил в ноздри, вызвав легкое, неожиданно приятное головокружение. Яркая лазурь за бортом корабля пенилась, клубилась и шумела. Вдали виднелась суша — рыжая высушенная земля с прожилками зелени. Полумесяц Иггтара пока не представлял ничего особенного, являясь лишь узкой и длинной полоской.

Лета подтянула раненую ногу к здоровой, вставая ровно.

- Когда мне можно будет снять эту конструкцию? - спросила она, наклонившись и стукнув себя по голени.

- Сегодня к вечеру будешь без нее. Со свободной здоровой ножкой, - Лиам встал позади нее, выглядывая за борт корабля.

Нежно-зеленая, как едва наметившиеся почки на веточках весеннего дерева, ткань, служившая парусами, надувалась и дергалась, следуя за беспокойным ветром. На палубе сидели эльфы. Некоторые оставались внизу, в тесных и душных каютах. Для многих это было первое путешествие в Китривирию.

- Ты раньше ходила в море, Айнелет?

- Нет.

- Переносишь стойко.

- Это выглядит так только снаружи.

- Я так не думаю.

Лета обернулась, чтобы посмотреть на его улыбку. Он по-прежнему казался ей неземным, в дублете с высоким воротом и односложными узорами на темной ткани, удлинявшими его фигуру. На ногах у него всегда были облегающие брюки и сапоги с голенищами, доходящими до колен. А Лета была рядом с ним бродяжкой в лохмотьях.

Надо было прямо там, еще в Тиссофе, продолжить с ним беседу, а потом позволить Марку догнать ее и разобраться со всем этим вместе... Но как она еще могла доказать, что была достойна метки Стража? Однако будь Марк с ней, Милован мог бы навсегда остаться рядом с хатой банши, мертвый. Затем она вернулась бы к эльфу и уехала бы туда, куда он ее звал... Реслания? Тмаркет? Да хоть бы и Драконьи Хребты.

А сейчас ей не было до всего этого дела. У нее перед глазами стоял Драгон, бледный и с черной дырой в животе. Спать она не могла тоже. Он появлялся во снах, умирая и зовя ее на помощь.

На палубе появился Лиакон, зевая и потягиваясь.

- Столько плавал в своей жизни... И каждый раз одно и то же... - бормотал он, разминая кисти.

- Что? - спросила Лета.

Здоровяк устало посмотрел на нее.

- Сон. Всегда клонит в сон, - отвечал он.

Он подошел к ним, глядя вперед, на очертания Иггтара.

- Мы почти прибыли в Сфенетру. Sphenali, как мы говорим. Название на всеобщем, конечно, более привычно для слуха людей, но для нас оно звучит не так красиво... Ведь этот город — один из самых красивых, без преувеличения, кроха, на этом свете.

- А что за ним? Другие города? - поинтересовалась Лета, оперившись на борт.

Лиам извинился и оставил их, удалившись к носу корабля, откуда его позвал один из воинов.

- Нет, в той стороне уже только деревни, - ответил Лиакон. - А потом начинается Секира.

- Секира?

- Раньше она была свободной местностью, принадлежавшей кентаврам. Но они присоединились к нам.

- Кто-кто?

- Кентавры. Разве ты никогда не слышала?

- Слышала. Но думала, что они миф.

- Нет. Нет, нет, нет, - замотал головой Лиакон. - Секирцы, полулошади... Необычный народ. Несколько шумный и воинственный, но преданный царю. Они отличные воины. Может быть, тебе доведется увидеть их... Ближе к Сфенетре, чем Секира, только Асхаракия. Она находится чуть южнее столицы. Это очень живописная провинция с двумя спящими вулканами и плодородной почвой. Там протекает и наибольшее количество рек во всей Китривирии. К востоку от Асхаракии располагается Лазуритовый гнев — долина древних великих камней и глубоких пещер с целебными подземными водами. Там же был основан другой великий город — Саракта. Ты ведь слышала о Сарактусе?

- Явленный Хранитель, так вы его называете. Он помог вам вернуть память.

- Да, так оно и было. Мы потеряли все. Нашу историю, нашу культуру, даже язык свой забыли... И мы вновь все обрели благодаря одному илиару, величайшему из нас, как писал наш знаменитый мыслитель Нерека.

- Это странно. Правда, очень странно. Все эти байки о его подвигах, о том, что он дотрагивался до голов, и илиары сразу вспоминали своих предков и все, что было до катастрофы.

- Ты еще скажи, что не веришь в Илиаса.

Лета многозначительно промолчала.

- А Оврион? Царь всех богов?... Ну, хорошо, а как же Алайдея, покровительница женщин? В нее-то ты должна верить.

- Мне все равно.

Лиакон что-то смущенно пробормотал на илиарском.

- Вот оно как, - сказал он уже на всеобщем. - Ты из этих...

- Из кого?

- Ах, забудь! Не веришь в богов... ну и не верь!



Lafille

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться