Нирэнкор. Песнь Гнева

Размер шрифта: - +

Глава 24. Письма в Тиссоф.

Глава 24.

 

Письма в Тиссоф.

 

Эль был хороший. Горький, он стекал по горлу раскаленным ножом и спутывал внутренности в тугой болезненный клубок. Глаза уже перестало щипать, но кружка в руках двоилась. И казалось, что все внутри вот-вот сожмется и выйдет наружу.

«Ну уж нет».

Марк сделал знак рукой трактирщику, чтобы тот подлил ему еще эля в кружку. Голова раскалывалась.

- Может, хватит уже? - откуда-то со стороны донесся голос. - Я не хочу просаживать все деньги в пойло.

Каждое слово вбивалось в мозг молотком.

- Это мои деньги, - хрипло ответил Марк, наблюдая, как в его кружку вливается новая порция бурого ароматного эля. - Спасибо, друг.

Он вложил несколько монет в пухлую руку трактирщика.

- За твои деньги я и переживаю.

Голова гудела.

- Заткнись.

- Дай мне самокрутку свою, что ли. Чтобы я просто так здесь не сидел.

- Даже если не дам, ты все равно будешь жужжать мне на ухо, - выдавил Марк. - Считаешь, что должен обо мне позаботиться. Но я взрослый мужик, Иян.

- Взрослые мужики из-за девок не надираются.

- Пошел к черту, - Марк вытащил из кармана самокрутку и кинул ею в Ияна.

Командир миротворцев поймал ее на лету. В нем было всего две кружечки эля, выпитые за компанию.

Последних посетителей «Очага» уже давно сдуло ветерком приближавшегося рассвета. В зале были лишь Марк, Иян да трактирщик с покрасневшими от усталости глазами, решивший остаться до самого конца, надеясь, что керник и дальше будет отстегивать ему щедрую плату за выпивку.

Иян покосился на одинокую свечу на стойке и выпустил изо рта разочарованную струйку дыма. Никакие уговоры пойти к себе в комнату и проспаться на Марка не действовали. Придется подождать, когда эль вырубит его наконец, и дотащить до постели. Командир миротворцев понимал душевные терзания и несчастную любовь, но вот такие погружения в пьянство ему не нравились. Это все равно не помогало, он знал это на личном опыте, может, только на время давало ощущение забытья. Как и сомнительные девицы, которых Марк первое время сажал к себе на колени и шептал им в маленькие ушки непристойности.

Девицы Марку наскучили очень быстро, и вот уже третий час он глотал местное пойло, курил, молчал и пялился в трактирную темноту.

Возможно, беседа поможет.

- Откуда этот шрам? - спросил Иян, указывая дымящейся самокруткой на розоватую полосу на левой руке Марка.

Вопрос, прошедшийся по ушам как хлыст. Марк поморщился.

- Какой еще шрам? Где? А, этот, - он рассеянно провел рукой по предплечью. - Да так. Стилет.

- Риска в вашем деле никак не избежать.

Марк прикрыл глаза. Ему не нравилось, что Иян не хотел от него отставать.

- Так это не относится к моей работе. Просто сцепился с одной шайкой в Велиграде из-за какой-то чепухи. Уже и не помню, что именно стало причиной, - отозвался керник с усилием. - У тебя самого-то шрамов немерено должно быть. Все-таки командир элитного отряда.

- Будь бы мой отряд на самом деле элитным, мне бы позволили проторчать тут три недели с тобой?

- У тебя есть свои мотивы. Определенно.

Иян отрицательно покачал головой.

- Нет, дружище. Никаких мотивов. Только чувство благодарности одному старому другу.

Марк усмехнулся.

- Но его в этом трактире нет, - протянул он.

- А что все-таки случилось с теми недальновидными господинами, осмелившимися поднять руку на Стража?

- Ты про тех, кто шрам этот мне оставил? Ну... они лишились своих голов, - без всякого выражения ответил Марк.

Иян затянулся самокруткой. Стражи любили больше домовых и лесных троллей, чем людей. Ничего удивительного в том, что их не мучила совесть, когда они проливали человеческую кровь.

К Стражам Маарну могли примкнуть разве что сироты, бастарды, воры или убийцы. Раньше обучение велось с малых лет, но теперь волхвы брались за любой возраст, лишь бы восстановить численность керников. И Марк, и Драгон попали к ним уже юношами, но сумели достичь определенного мастерства. Иян видел их в деле. Если стрелы Марка не знали промаха, то Драгон, вооруженный даже одним ножом, был способен победить целую толпу противников.

И эти умения им были даны для того, чтобы защитить волшебный народец? Скорее для того, чтобы убивать. Поэтому Иян не верил в то, что сказала ведьма из Сапфирового Оплота. Драгон не мог погибнуть. И слишком уж много она знала. Имя убийцы даже назвала.

Марк в это тоже не верил. По крайней мере, он так говорил.

- Какой наш следующий шаг? - спросил Иян. - Будем сидеть и пить?

- Опять ты с этим вопросом. Достал. Не плыть же нам на Скалистые острова, - хмыкнул Марк, допив очередную кружку. - Дита соврала. И все. Тут больше не о чем говорить.



Lafille

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться