Нирэнкор. Песнь Гнева

Размер шрифта: - +

Глава 30. Ключ к спасению мира.

Глава 30.

 

Ключ к спасению мира.

 

Кровь наполняла его нутро горячим удовольствием, врезаясь в десна остротой и терпкостью угасающей жизни. Крики умирающих услаждали его слух. Обнаженная, лишенная кожи плоть, разрываемая звучно и влажно, была самым прекрасным зрелищем, что он видел. А потом все потонуло в холодном мраке.

Открыв глаза, Марк увидел обтянутый светлым брезентом низкий потолок. Во рту стоял металлический привкус. Кроме этого, ничего необычного он не заметил. Разве что пытался вспомнить последние часы, но они ускользали от него и терялись в глубоких недрах поврежденной памяти.

Краем уха он уловил странный шипящий звук, доносившийся слева. Он повернул голову и увидел рядом дощечки стола и руки, порхавшие над его поверхностью. Руки были ухоженные, с тонкими пальцами и ровными краями ногтей, с белой нежной кожей, но мужские.

Марк приподнялся на локтях, обнаружив, что лежит на старой скрипучей кушетке из тех, которые выкидывали из дома первыми, покупая новую мебель.

- Где я?

- Проснулся, - хмыкнул обладатель рук. - Focanle1. Все веселье проморгал.

Марк сел на постели, осматриваясь. Он действительно лежал на кушетке под импровизированным навесом из толстой ткани. Помимо него здесь было несколько людей. Некоторым места не хватило, и они расположились прямо на земле, на расстеленных драных одеялах. Марк затряс головой, сбрасывая остатки сна.

«Не люди они. На них доспехи легионеров. Это илиары», - подумал он, окончательно проснувшись.

За столом у изголовья его кушетки стоял эльф, сминавший руками травы и листья. Марк с трудом узнал в нем Лиама — его волосы были мокрыми и грязными, лицо было покрыто пылью и следами бессонной ночи, а рубашка и жилет были запачканы кровью. Он перетирал лекарственные травинки с порошками из маленьких банок и закладывал их в кипящий на алхимическом огне вытянутый стеклянный сосуд. Так вот что шипело.

- Где я? - повторил Марк.

- В моем скромном лекарском уголке, - отозвался Лиам, коротко взглянув на него. - Плохо выглядишь. Сейчас закончу и дам тебе кое-какое снадобье.

- Мне не надо. Я чувствую себя... хорошо, - проговорил Марк, разминая спину. - Что произошло?

- Ты ничего не помнишь?

- Нет.

Марк наткнулся на встревоженные глаза эльфа, и внутрь к нему забралось легкое, но навязчивое чувство тревоги.

- Что случилось?

- Ничего особенного, - пожал плечами Лиам, начав смешивать свое лечебное зелье с удвоенной скоростью. - Просто никто не знал, что ты — волколак.

- Что?

- Ты и сам не знал, да?

Марк свесил ноги с кушетки и уставился на эльфа.

- Ты шутишь?

- Нет.

- Это... Это поэтому у меня во рту привкус... крови?

«Кернун великий, мать его...».

Лиам не ответил.

- Кого я убил? - после короткого молчания спросил Марк.

- Из «своих» никого. Но ты загрыз пятерых дружинников, прежде чем обожрался и уснул.

Марк застонал и закрыл ладонями лицо.

- Я ничего не помню.

- Ты новорожденный, это нормально. Тебе повезло, что ты проклятый, а не зараженный.

- Что ты чешешь?

- Ты керник и ты должен знать, что зараженные волколаки впадают в беспамятство и обращаются каждую полную луну, а проклятый может обращаться, когда захочет. Так что тебе повезло.

- Повезло? - фыркнул Марк так громко, что Лиам подскочил и едва не разлил сосуд с кипяченной водой, засыпая туда свою травяную смесь. - Это что, шутка такая?

- Нет. Это было бы слишком жестокой шуткой, - Лиам щелкнул пальцами, усиливая магический огонь под сосудом.

Марк заметил его талисман — вполне обычный золотой перстень с крупным рубином.

- Я не верю... - сбивчиво пробормотал керник. - Этого просто не может быть... Кто меня проклял?

- Я думал, это ты расскажешь. Иян Волот приволок тебя голого и грязного, с вытаращенными глазами описывая, что ты там вытворял. Сомневаюсь, что он решил сочинить эту историю забавы ради.

- Мне кажется, что я знаю, кто это сделал со мной. Как же ее звали... - Марк наморщил лоб, постепенно восстанавливая в памяти недавние события. - Ангуас. Ведьма, сообщница Катэля.

- Угу. Это похоже на правду. Для Ковена проклятие наслать как нечего делать, а уж для тех, кто практикует теургию — и подавно.

- Что теперь делать?

- Отдыхать, - Лиам снял сосуд с огня специальными чугунными щипцами. - Приводить мысли в порядок. Смиряться с переменами. Я знаю одного волколака. Ему потребовались многие месяцы на то, чтобы привыкнуть к своему новому состоянию.



Lafille

Отредактировано: 29.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться