Низ-верх

Размер шрифта: - +

Добро против предвзятости

Море

Море зевает и чувствует, как под бок жмется Умненок. Она пытается продрать глаза и проверить, все ли из её стаи на месте, но быстро сдается. Вот ухо улавливает сопение Ёры. Бочонок вертится и путается в её волосах. Непоседы здесь и не напрашиваются на неприятности. Можно спокойно отдохнуть.

Сегодня все идет своим чередом, не как тогда. Она вздрагивает, вспоминая тот случай. Ёра рычит сквозь дрему, получив локтем в живот, но тут же возвращается в свои милые сны: на лице его четко пропечатывается блаженство.

Тот раз произошёл так недавно, что при мысли о нем нос улавливает запах чудовищ. Тогда стаи возвращались в загон с привычным стремлением поесть и завалиться по своим уголкам. Не тут-то было! Мало того, что миски с кормом, которые обычно уже стояли, отсутствовали, так ещё встретили их злобные оборотни и без веской причины прижали к стене. Как оказалось, чужаки хотели залатать дырку наверху, пока стаи работали, но переоценили себя и не успели к желаемому сроку.

Только Умненок изловчился и залез на свою башенку. Не сразу, но его подвиг заметили и оценили. Стали его зазывать. Не помогло. Тогда один из оборотней полез на башенку и схватил его за ногу. Тот, конечно, развопился, начал хвататься за ограду. Ни в какую не давался. Тогда оборотень принялся выкручивать ему лодыжку, мол, если не хочешь пострадать, спускайся немедленно.

Море собиралась вступиться за Умненка, и плевать, что здесь куча чужаков, которые только и ждут, чтобы пустить в ход свои молнеметатели.

Море с трудом представляла, что такое молнии, знала только, что значит «метать». Мальчишке потребовалось несколько работ, чтобы разъяснить ей о загадочных молниях, способных уничтожить одним прикосновением. Сам он услышал об этом от двух оборотней-новобранцев, которые обсуждали, что можно и что нельзя охранникам врачебной палаты. В то время Умненоку лечили сломанный палец.

До чего чудно! Чудовища сумели побороть страшную силу, запихать её в палку и пользоваться при необходимости. Жителям загона и за двадцать дней отдыха ничего подобного не сделать.

Впрочем, Море не так легко напугать. Она подскочила и оскалилась, но ничего сделать не успела. Её опередил глупый оборотень. Шкурка на нем была иного цвета, но наметанный глаз сразу заметил, что её не прокусить. Чужак стоял у высокой лестницы, которую наверняка сам и приволок, и никто в его сторону до этого момента не глядел, не до того.

Он заговорил с соратником, что корежил ногу Умненка. Тот слушал молча, а затем отпустил мальчишку и вернулся к своим. За дело принялся Добролей, как в итоге прозвал его весь загон. Он что-то сказал Умненку на своем жутком языке. Тот умело, Море даже возгордилась им, притворился, что не понимает. Тогда оборотень разорвал свою шкурку – только бы во сне этого не увидеть! – и достал из своих внутренностей горсть вкусно пахнувших коричневатых косточек. Это потом станет ясно, что угощал он их сушеными – как это? Ах, да! – яблоняками.

Умненок, конечно же, повелся. Сперва Море рыкнула на него, и он остался сидеть на верхушке, но оборотень поднялся к нему, не слишком близко, на безопасное расстояние, и протянул подарок. Умненок выхватил косточку, понюхал, лизнул и запихал в рот. Потом слез, когда показали добавку.

Ему в ладони насыпали целую кучку сушеных яблоняк, но он не успел донести их до Моря. Буяка толкнул его и забрал угощение. Так их стая осталась ни с чем. Оно и к лучшему. За еду началась драка, и нескольких из загона забрали искусанными, исцарапанными, наполовину задушенными. Это ещё ничего по сравнению с теми, кто съел пищу оборотней. У бедолаг скрутило животы. Их тоже забрали. Они потом рассказывали, что для них выделили не горшочки, а целую комнату, где было несколько стульев, в которые разрешалось справлять нужду.

Перед уходом Добролей снова заговорил, и Умненок чуть не ответил. Хорошо, что Море была рядом и вовремя его одернула. Тогда чужак пошел дальше – снял свою морду. Море знала, что оборотни могут перевоплощаться в таких, как она, просто никогда не видела самого процесса. Ужас сменился любопытством.

Оборотень уставился на неё, догадавшись, что Море распоряжается мальчишкой, и обронил пару слов. Тон был мягкий и спокойный. Даже рычать расхотелось. Правда, внешность отталкивала. Из-под черепа, что относился к непробиваемой шкурке чужака, на лоб сползали белые, как клыки Буяки, волосы. Глаза меняли цвет, стоило их владельцу хоть немного шевельнуться. Странное создание. Она показала зубы и приготовила кулаки для драки. Улыбка, как и отсутствие страха, на его втором лице озадачили Море.

Другие оборотни заругали Добролея и быстро вытолкали из загона.

Худа без добра не случается. После внезапного знакомства он наведался ещё раз, без защитной шкурки. Принес с тобой тайник историй – листки, связанные между собой. На них были закорючки и картинки, намного лучше тех, что намалеваны на стенах.

Кто подрачливее, напрягся, оскалился – оборотней здесь никто не любит. Умненок помчался к чужаку и ущипнул зубами кожу на его руке. Тот только ойкнул. Безобидность гостя была успешно доказана, и защитники отступили: вернулись к своим делам, изредка на него косясь.

Чужак и мальчишка сели в укромном местечке, чтобы не мешать обыденной жизни загона. Добролей начал говорить и бегать цветными глазами по листкам. Вскоре почти все собрались неподалеку с видом, будто совсем не слушают, а сами, хитрюшки этакие, наслаждались.



Иан Таннуш

Отредактировано: 04.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться