Н.К: слишком много дорог

Размер шрифта: - +

глава первая


    Предупреждение встреченного Изменённого  немного напугало Калашова, но скорее чуток опустило настроение, не более того.
  Его предыдущая двадцатилетняя жизнь пинала парня неслабо и заставляла как крутиться, что бы выжить: иногда подкидывая неплохие варианты, а уже вскоре – полностью их уничтожая.
  Ставший полным сиротой всего в восемь лет, из-за аварии в погрузочном ангаре одной недавно заселяемой имперцами удалённой планеты, когда оба родителя Никодима задохнулись там вместе с тремя сотнями прочих жертв  - сироту сперва взяли к себе на воспитание какие службы “общего надзора за сирыми и убогими, при его императорском Величайшестве”, а в десять лет ему предложили Выбор.
  Прибывший в огромный казарменно-барачный комплекс, для сирот, странный “комтур регистратор пополнения будущего резерва”, так он именовался на плацу, куда вывели всех сирот достигших десятилетнего возраста – объявил о начале непонятного отбора и посоветовал всем выстроенным тысячам мальчишек стараться и пройти его максимально хорошо: показать свои умения в спорте и решении задач, сочинении и владении гаджетами.
  Все тогда пересмеивались в сиротской казарме Калашова и считали что это вроде соревнования, за которые им может дадут чего вкусненького или отведут, вне расписания, на  мероприятия в соседний город – где был зоопарк инопланетных существ и парк развлечений с водными горками и альпийской стеной.
  Бег, испытание на выносливость – Калашов прошёл на отлично. Задачи решал скорее на оценку “хорошо”. По гаджетам, использованию планшета для бытовых решений – получил снова отлично.
  После недельных соревнований всех детей разбили на группы: большинство просто вернули обратно и сообщили что они молодцы и получат дополнительное питание на ужин, а вот меньшинство, примерно пятнадцать процентов среди подростков – отдельными группками вытаскивали в пустующие помещения комплекса для сирот и там официально предлагали перейти в специализированные учебные заведения.
  Предложили и Никодиму. Он понравился военным и помощник прибывшего важного комтура, пятидесятилетний лейтенант, весь в шрамах и с искусственной механической левой рукой - кратко объяснил детям, в огромном кабинете, что значит Выбор: “Или до шестнадцатилетия здесь, накуй никому не нужными – а потом куда на удалённые планеты надсмотрщиками за истериками клонами и дронами рабочими, планеты-шахты или фронтир, с вариантом смертности в первые семь лет в девяносто три процента – или к нам! Сперва в лагеря “юных имперцев”, где вас приучат к армейскому расписанию и дисциплине, расскажут что такое армия Империи и какие есть в ней вариации карьеры – после окончания курсов, в шестнадцать – вас выберут те из училищ, что готовят будущих рыцарей-офицеров для нашего непобедимого... хе-хе... космофлота. Представьте: увидите звёздные системы, получите профессию, научитесь воевать как настоящие мужики! Блестящие скафандры - от которых кипятком писаются все бабы, в подчинении “копьё” дронов и куча техники в качестве “ездовых лошадок” - красотища!”
--А руку, как у вас? - спросил какой, явно не самый умный, из приглашённых детей.
--И руку... - хмуро закивал головой престарелый, перезрелый “пятнадцатилетний капитан” но лейтенант. - Руки и ноги, тоже... многие из вас такие получат. Тут ничего не поделаешь: издержки работы!
  Калашов с восторгом согласился и подписав своим отпечатком ладони все электронные документы – был забран  грязным транспортником с планеты где жил несколько лет - на отдельную, названную в шутку “Заводь мамлюков”.
   Новое место сперва совершенно не понравилось подростку: постоянные крики новых воспитателей, сплошь инвалидов рыцарей имперской армии. Постоянные дисциплинарные взыскания с электрошоками или отсидкой в изоляторах.
   Спасали лишь занятия по спортивным и военным  дисциплинам, и мечты, всех “юн-имперцев”, о том как они смогут пробиться в военные училища и потом, по завершении обучения – получат собственные новёхонькие скафандры, наборы боевых дронов, несколько клонов в качестве оруженосцев, а самые успешные - и собственные, пускай и небольшие – космические катера.
--Ну, это только отличникам, что блестяще защитят лицензию на последнем экзамене, после боевой практики в локальном конфликте! - говорили новичкам воспитатели и отвернувшись смеялись. Впрочем, многие со слезами на глазах.
  Шестнадцатилетие и Экзамен пришли почти одновременно к Никодиму и если день рождения он справил как все последние годы, с десятком друзей по четырнадцатой казарме второго корпуса групп отрядов “юных имперцев”, то вот на Экзамене подростку удалось получить вполне неплохие балы по управлению техникой, владению начальным боевым скафандром, тактике боя, управлению дронами и несколькими гаджетами.
  Ему предложили перейти в одно из училищ имперской гвардии, откуда сразу выпускали рыцарей. Не имперская лейб-академия, но всё же приличней чем обычное имперское военное училище - после которого ещё пять лет надо было на контракте отпахать, прежде чем за тобой закреплялось рыцарское звание и какой-никакой пенсион в случае ранения.
  Далее снова было обучение сродни тому что проходили на “Заводи мамлюков”: управление различными видами боевых скафандров – выбирали бойцов что станут стандартными имперскими рыцарями, разведчиками, тяжёлыми штурмовиками, технарями внутри боевых монструозных гусеничных и колёсных танков.
  Объясняли как себя вести при командовании с “кибериками” - Изменёнными мутациями или имплантантами, гражданами империи: ибо мутанты иногда обладают сверхздоровьем и совершенно слабой нервной системой, а у фанатов техники, внутри биологического тела – нередки сбои в их кибернетических органах и следует обыкновенному Истинному, находить решения данным проблемам прямо в бою.
  Клонов нельзя было брать одинаковыми в один отряд - “близнецы” сразу же станут спорить и выяснять кто главней. Поэтому клоны набирают из тысяч различных версий и перемешивают, тогда они спокойнее относятся если кого из их коллектива делают старшим у них.
  Клоны презирают всех “своей”серии и наотрез отказываются принимать их за главных. Не признают и дронов в качестве командиров над собой, ибо считают себя значительно выше по развитию от любой техники. Немного презирают Изменённых, но при этом восхищаются Истинными.
  По слухам, витавшим в училище: на фабриках клонов их специально так программируют, что бы неуравновешенные клоны и такие же невротики Изменённые не могли создать мощное восстание против Истинных, обычных людей, граждан империи.
  Ныне, когда империя владеет тысячами планет и периодически ведёт войны с Конфедерацией Клонов, орденом Знаний Космоса, пиратскими республиками и прочими малыми планетами-государствами, приходится беречь Истинных и отправлять их в качестве начальников на все эти удалённые уголки державы.
  Дроны и роботы исполняли роль слуг на тяжёлых работах, клоны – что-то вроде домашней прислуги при хозяевах, а вот люди, что Истинные что Изменённые – это и есть “белая кость” Империи, её полноценные граждани.
   Всё это четыре года вбивали на занятиях по “честной и прямой информации” в Калашова, что бы он понял генеральную линию Империи и ни отклонялся от неё ни на миллиметр, разве что по приказу.
  На четвёртый год, за три месяца до начала боевой практики – пришло сообщение что в связи с какими сокращениями гарнизонов на Фронтире и перемирии с пиратскими республиками, решено сократить двадцать тысяч рыцарей-выпускников и не брать их в реестр имперских реестровых рыцарей, которым государство находит работу в своих рядах.
--И что будет если не войдём в этот чёртов реестр? - вопрошал Вадим Голл у Никодима, на правах старого друга по казарме. - Куда нас денут?
--Скорее всего выдадут скафандр, это вроде подарка за обучение и предложат самим искать себе профессию. Точнее точку приложения приобретённым навыкам.
--Да я же ничерта, кроме боёвки, не умею! - разорялся Вадик. - Что мне – шахтёром оператором дронов переть, в марсианскую “Морию”?!
--Зачем? Охрана крупных судов корпораций. ЧВК, что сейчас расплодились на Фронтире. Службы по освоению планет с неблагоприятным  климатом и тамошней агрессивной биосферой, включая воинственных аборигенов... Турниры среди рыцарей, на худой конец! Завалим вместе в какую рыцарскую кумпанию и станем ходить внаймы на операции.
--Дурдом! - швахнул кулаком по стене Голл. - Столько лет отдать имперской шагистике в скафандре на плацу, вождению разнообразнейшей техники, тактике использования дронов и клонов и... Охранять торгашей при их контрабандных сделках?! - ну что за бред!
  Когда им сообщили что в качестве “боевой практики” их ждёт подавление восстания раутбриттеров, на какой старой планете – радости кадетов не было предела! Ещё бы! Есть шанс отличиться и в последний момент успеть стать “реестровиком”, а не выброшенной на улицу шавкой, с подачкой в виде скафандра и какого начального элементарного дрона.
  Мечты о подвигах в первом же бою, успехе и ордене, чуть не немедленно присвоенном звании лейтенанта и так далее...
  Изменённый, с которым Калашов говорил на площадке где расположился лагерем их отряд, объяснил ситуацию несколько иначе: просто в бою есть шанс немного “прорядить” тысячи  выпускников училищ, к тому же задавить тельцами юных кадетов мятежных раутрбриттеров – и все довольны! 
   Меньше выброшенных на обочину злых выпускников рыцарских заведений станут ошиваться по Империи, имея зуб на неё – и мятежные планетарные бароны получат по зубам, что бы не забывали делиться с местными чиновниками и самим князем-гегемоном.
  После того как Калашов вернулся и сообщил своему командиру что площадка подготовлена и уже установлены защитные экраны и натянуты, правда дронами и кое-как, шатры и палатки для первого ночлега – именно Никодима отправили проводником недавно прибывших на планету кадетов-выпускников, “будущих рыцарей Империи”.
  Всю дорогу молодняк чертыхался: уже не только Калашов, но и ещё несколько его товарищей пронюхали что их жалеть никто не станет и радостно, чуть не всей массой, отправят на штурмовку - брать логова раутбриттеров.
  Когда прибыли в место расположения и кое-как уместились на крохотной площадке среди выставленных бронепластиковых пластин-щитов, наконец выговорились, без старших офицеров и в своём кругу.
--Ник, ты слышал?! - тут же спросил у друга Вадим.
--Что?
--Нас, чуть не в первой волне, сразу вслед разведке – отправят в бой против местных баронов-пиратов и контрабандистов! Идиотизм!
--Ага! - кивнул головой Калашов. - Мне тут один киберик рассказывал, что помогал ставить с дронами всю эту площадку: из-за сокращения реестра решено использовать нас по максимуму, что бы меньшее количество увольнять без распределения по отрядам. 
--Бред! - носился по головной палатке Вадик. - Ахинея! Вместо выпуска - нам готовят бойню! Я то ждал боевой практики как манны небесной. Уповал что с её помощью заполучу место в реестре и какие выгоды по службе... А тут: звездуйте в первых рядах, малолетние дебилы, всё равно вы нам больше не нужны! Как это?!
  Потрепались ещё немного. Все варианты о том что бы отказаться исполнять приказы или вести войну как сами пожелают – попахивали трибуналом и по здравому размышлению к ним, пока что, решили не прибегать.
  Всё же “надежды юношей питают” и определённые иллюзорные мечты у кадетов-рыцарей ещё оставались.
 Ночью, после наскоро приготовленного пищевым принтером ужина, сон не шёл: все ворочались и громко вздыхали.
  На гигантском аэродроме с гулом приземлялись транспортники что привозили новое пополнение из космолётов расположившихся на околопланетной орбите, падали, с глухим грохотом - огромные контейнеры на площадках приземления и за ними ехали или шли транспортные дроны погоняемые кибериками или клонами.
  Всё готовилось к скорой бойне, где и прибывшим пятистам кадетам-рыцарям из нескольких военных училищ, были розданы второстепенные роли.



Александр Мультафасиес

Отредактировано: 10.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться