Н.К: слишком много дорог

Размер шрифта: - +

глава четвёртая


    При выпуске из училища произошёл небольшой парад – дань традиции, не более. Выстроенных на гигантском плацу, в большинстве своём совершенно уже никому не нужных бывших кадетов - собрали поотрядно и они прошли маршем, под музыку и кличи преподавателей, по плацу внутри училища.
  Радости от выпуска, некоего ощущения праздника – не было и в помине. Большинство выпускников были шокированы тем как Империя использовала их, а теперь выкидывает прочь, фактически заставляя выбирать новую стезю после стольких лет потраченных на изучение военного дела, вождению разнообразнейшей техники, ограничений дисциплинарного характера – всё старание молодых людей шло прахом.
  Империя согласилась на унизительный мир с Конфедерацией клонов и собиралась уменьшить собственные части армейских ударных групп, вблизи звёздных систем захваченных мятежными  клонами.
  Зрители махали и кричали приветствия, отцы-командиры несли откровенную дичь с трибун, гремели имперские марши – но бойцы, выпускники, кадеты, а теперь не знамо кто – вышагивали особо не стараясь – какой смысл?
  Годы получения профессии, у многих, как и у Калашова, с самого отрочества – потрачены не пойми на что. 
  Сейчас, за воротами училища - придётся искать себе новое место в жизни: снова учиться какой профессии или, о чём поговаривали многие выпускники – переходить в местную полицию на планетах, службы спасения, охранные компании, отряды освоения диких или удалённых планет.
  Явно неряшливый печатный шаг. Вразнобой ответ на приветствие командира училища. Наконец – метание монет.
  Старая традиция ещё из “дикого и анархичного” двадцать первого века: когда выпускники военных ВУЗов подбрасывали над головой пригоршню монет. 
  Ныне монеты заменялись на заказанные каждому кадету двадцать пять бронзовых кружков, по три грамма каждый.
  Проход мимо трибуны. Остановка и поворот в сторону огромного табло на котором появляется циклопическая надпись: “Поздравляем с окончанием нашего славного учи...”
  Никодим криво улыбнулся, махнул головой, словно бы прогоняя какой кошмар и уже совершенно спокойно запустил в небо четверть сотни бронзовых кругляшей, что через секунду металлическим дождём упали на головы Калашова и его товарищей по училищу.
--Вот и всё... - как то опустошённо сообщил себе бывший кадет, а ныне человек без имперской профессии, и направился получать положенные ему после выпуска вещи.
  Всем кадетам, что дожили после боевой практики до выпускного, Империя дарила боевые рыцарские скафандры, правда самого низшего, первого класса – такие нередко носят оруженосцы при офицерах или клоны-ветераны с наградами в три и более имперских “золотых звёздо-орлов”.
  Надежды на гаджеты или тем паче оружие – совершенно не оправдались: командир училища честно сказал, что траты на скафандры и так предстоят немалые, а посему снабжать выпускников ещё и массово техникой к ним или выбивать им разрешение на ношение оружия, как настоящим рыцарям принятым в имперский реестр – он не станет. Оно того не стоит.
  Они становились гражданскими: без разрешения на ношение оружия на имперских планетах, без гарантированной оплачиваемой неплохо работы, интересной и рискованной – приносившей единицам славу и тысячам увечья – но всё же работы, к которой кадеты стремились все эти долгие годы обучения.
  Начальник кадровой части училища сказал Никодиму что его свершения во время боевой практики: несколько уничтоженных “коробок”, подрыв  убежища – всё конечно неплохо, но так как он не попал в реестр, а выкидывать вне армейского строя орденоносца было не комильфо – решено Калашова не награждать орденом. Хотя по окончании той схватки он его и совершено справедливо заслужил.
--Пойми! - качал головой премьер-майор, - Такая сейчас политика! Медальки, за участие в операции все получите, а полноценные награды – лишь тем кто останутся в строю... Не обижайся!
  Ещё при возвращении с боевой практики - Калашов не стал указывать что захватил на планете раутбриттеров боевой скафандр, написав в планшете в отчёте что “небольшой вражеский аппарат”.
  Никто его допрашивать не стал и вообще, то что у выпускника теперь было два скафандра – взятый с боя, трофейный Варды Лохоса и собственный, выданный училищем, похоже никого не волновало.
  Трофейный боевой скафандр был высокого пятого класса, правда без большинства гаджетов или вставок, что ему приличествовали, скорее основа без начинки – видимо неудачливый противник Калашова сам его недавно где захватил и не успел как следует обжить.
  Пятый класс - это уровень премьер-майоров или даже бригадиров, не генеральский, но около того, очень близко – весьма и весьма существенный доспех.
--Если его заполнить чем полезным! - поправил сам себя Никодим, когда собирал собственный контейнер для транспортировочного дрона, что и помогал бывшим кадетам покидать планету где они проходили обучение. –  Или продать? За него точно можно будет получить несколько тысяч монет... нет! Продать проще дешёвенький, кадетский, а вот трофейную защиту оставить себе – в ней всё же выглядеть стану перспективней для найма, возможно даже за какого ветерана сойду, для начинающих нанимателей.
    Новый скафандр подгоняли под телосложение Калашова примерно неделю, после возвращения с боевой практики - тогда то он и смог насмотреться на внутренние ткани и из чего состоял доспех Варды Лохоса.
  Красивое чернение фигурами и рисунками по кирасе, наплечным  вставкам. Матовый стально-серебряный блеск всего скафандра.
  Экзоскелет внутри имел мощь - втрое превышающую родной скафандр Калашова и позволял разгоняться при беге до двадцати километров в час.
  Шлема Варды Лохоса, им же самим пробитого залпами из наскафандровой автопушки – Никодим забирать не стал, посчитав плохой приметой. 
   Решено было подкрасить собственный шлем кадетского скафандра в похожие цвета и сперва работать в подобном аляповатом наряде, а вот с первой мощной зарплаты – обязательно найти мастера кто бы мог перекрасить и набить насечки как на кирасе скафандра.
  На скафандре были многочисленные упоры и отсеки под разнообразнейшее оружие и средства запитки оных: будь то патронташи или ленты для автопушек, баллоны для горелок и газовых резаков или огнемётов, аккумуляторы, в длинный сменный ряд для лучевого оружия или каких мощных гаджетов обнаружения или управления “облаком дронов”.
  Были возможности установки дополнительных прицелов, в виде целеуказателя луча или автонаведение оружия летающими дронами-разведчиками.
  Второй вариант считался у кадетов самым читерским, но... Но следовало ювелирно уметь управлять на поле боя дронами, занимать удобную позицию с мощным оружием и не забывать что пока дрон наводит твоё оружие на цель, что ему, железяке тупой, кажется наиболее важной – кто уже крадётся или обходит с фланга тебя самого, что бы уничтожить и автонаводка дронами нередко, из-за помех друг другу сразу нескольких прицелов, приводила к гибели известных галактических воинов.
  Была возможность надеть за спину скафандра бронированный контейнер для хранения усиленных баллонов или аккумуляторов для оружия и аппаратуры скафандра.
    В этом случае, в бою, автономность рыцарской защиты увеличивалась до трёх суток беспрерывного движения или ста выстрелов лазерным пистолетом, что являлось очень много для небольших переносных станций.
  Трое суток без запитки – это очень много на какой заброшенной планете, где нет возможности постоянно возвращаться к собственному кораблю что бы зарядить батарею скафандра.
--Опять же... - размышлял Калашов, любовно надраивая самолично, без дрона-деньщика, свои латы и грезя о блестящем будущем. - Может сразу двинуть в компании что осваивают планеты? С таким “панцирем” я вполне смогу брать на себя самые заброшенные и опасные... Ну, если и не с базами пиратов, то каких одичавших аборигенов или фауной, что питается людьми!
  Броня скафандра состояла из сплава Марсиалий303, слабо помогающего, как впрочем и большинство металлов, от лучевого поражения – но вяжущего и не хрупкого при отражении снарядов или крупнокалиберных пуль и осколков.
    Неплохо сплав действовал и против жара, а также химических повреждений, но был явно слабоват против охлаждений.
--Следует учитывать и браться за работу на планетках с повышенной температурой, а не снежных или ледяных пустынях! - сделал пометку в собственном планшете Никодим.
  Подстёжка также имелась, не та, еле ощутимая, из искусственной шерсти что пребывала внутри скафандров выданных кадетам – а мощная, пружинистая, волокнистопластиковая из искусственного каучука с процентом стальной “шерсти” класса А.
  Кроме того имелась и решётка что отдаляла, на сантиметр, скафандр от жизненно важных органов, на случай попадания осколка или вогнутия самого скафандра внутрь, при сильном ударе.
  Внутри скафандра имелись отсеки медицинского характера: для впрыскивания обладателю защиты комбоадреналина, обезболивающего или какого обеззараживающего препарата, против бактерий или химического отравления. Но все они пустовали и Калашову их следовало заполнить самому.
--За свой счёт. - мысленно чертыхнулся жадности погибшего Варды Лохоса, Никодим.
    Однако тут же решил что пожалуй с нафаршированным скафандром - он не справился бы с раутбриттером и тут же повеселел.
  Путь к ближайшей крупной обжитой планете, вне подготовительного лагеря имперцев, Циркону-27, был в меру весел: сперва шумная гулянка с товарищами по кадетской юности, потом её повторение уже на самой планете.
  Сильно не тратились, предпочитая что по мощнее и чуток из еды – никто точно не знал как и когда, а главное куда, устроится и тратить небольшие кадетские накопления особенно не хотелось.
  После расставания с товарищами, которых Калашов удивил отказом вместе с ними пойти наниматься  в планетарную локальную полицию – Никодим постарался скрыться и съехал на пару дней из столицы планеты в небольшой город-спутник при ней.
  Там же и был разработан пошаговый план продолжения карьеры – быть полицейским или спасателем Никодим не желал, соответственно, оставалось не так много вариантов: турниры рыцарей, охранные компании, освоение рискованных планет.
  Была ещё возможность прибиться к какому имперскому патрицию и в его дружине делать карьеру, но... Для всего этого следовало где отличиться и Калашов уже для себя решил обязательно попробовать схватки на турнирах, и лишь после них, если будут какие предложения, выбрать самое достойное.
  Ордена за планету раутбриттеров он не получил и жалеть о нём не стоило – есть что есть. Пора было начинать новую жизнь.
  Переодевшись в стандартную спортивную кадетскую униформу, но без знаков различия, скорее спортивный наряд в стиле милитари – бывший кадет направился в ближайшее имперское управление полиции, не местной, и обратился, в кабинке компьютерной справочной, по поводу уничтожения им ранее дезертира Варды Лохоса.
  Никодим помнил сообщение что данный раутбриттер был в розыске и за его захват или уничтожение давалась награда.
  Странное попискивание при считке его внутрительно чипа с информацией по Варде. Минутная пауза и сообщение что всё в порядке и ему, на идентификатор на чипе, переведена сумма в три тысячи имперских монет.
  Также было сообщено что он получил статус “поисковик” для служб интергалактической имперской полиции и в случае доведения статуса до плюс трёх пунктов репутации, к нему станут обращаться специально, для поиска тех или иных врагов Империи, что окажутся вблизи места его нынешнего пребывания.
--Хм... Поисковик? - почему бы и нет? - пожал плечами Калашов, направляясь в магазин что занимался скупкой нестандартной одежды. - Охотники за головами неплохо зашибают, и корабли у них собственные, и взвода клонов, в том числе и девушек для гаремов... Правда и грохают их так, что карьера редко у кого пару лет длится! Это – минус.
  В магазине удалось за тысячу монет сбагрить скафандр, без шлема, полученный от родного училища и заодно прикупить каких гаджетов к собственному, нынешнему скафандру -  захваченному на планете раутбриттеров: Калашов прикупил на всю полученную тысячу монет медицинские капсулы, датчик здоровья что и определял когда стоило и в каких пропорциях делать впрыскивание.
  Датчик стоил четыреста монет, обезболивающие контейнеры, а также противобактериозные и химические, основных типов что Калашов помнил по применению в училище – взяли на себя остальные шесть сотен.
  Очень хотелось прикупить и адреналиновое хранилище, но молодой человек решил не терять головы и остановиться на основном.
  Вернувшись в собственное лежбище, бывший кадет подсчитал оставшиеся у него деньги: три тысячи за уничтожение Варды Лохоса, плюс семь сотен что остались от учёбы и боевой практики на планете раутбриттеров.
  Особо их не награждали и не премировали, но по пятьсот монет кинули, типа: выжили – гуляй рванина!
  На следующий день Никодим купил дополнительные патронташи к своей автопушке на скафандре, улучшенный прицел лазером – правда всего на триста метров, именно для автопушки, а не более мощного оружия.
  Был взят и подержанный, но всё ещё исправный “аппарат” управления скоплением дронов со скафандра, а не на танкетке или какой мощной махине: аппарат помогал руководить до четверти сотни дронов, усиливал сигналы к ним если они пропадали, с его помощью можно было перепрограммировать на новые или старые прошивки начальные дроны, что на удалённых планетах, в полевых условиях, нередко было очень важно.
  День подачи заявки на турнир. Бывший кадет пришёл в скафандре в котором собирался выступать  - это оговаривалось сразу же.
--Ух ты! - папик подарил? - спросил весёлый паренёк, ровесник Никодима, но ниже на голову и постоянно чему то лыбящийся, что выступал в роли некоего принимающего новых бойцов, на один из многочисленных планетарных турниров.
--Свой! - деланно оскорбился Калашов. - Трофейный!
--Хе... - крякнул хекнул паренёк, всем видом показывая что не очень то в такое верит.
--Проверь по чипу! Я его бывшего хозяина привалил! - уже начал заводиться,  из-за недоверия к себе, бывший кадет.
  Минутная проверка чипа внутри Калашова и чипа скафандра подтвердила правоту слов победителя Варды Лохоса.
--Хм... - тёр переносицу  ровесник кадета. - Слушай, без обид: а на кой ляд ты к нам прёшься? С такими доспехами и определённым боевым опытом – тебе бы кому в охрану, или компанию рыцарей что на планеты удалённые выдвигается. У нас ведь скорее для неудавшихся выпускников, что в реестры не попали имперской армии или старых хрычей, что в настоящие битвы лезть опасаются, а адреналина получить в схватке хочется... Для них здесь и приработок, и вроде показухи для работодателей на трибунах.
  Никодим не стал говорить что он как раз из последнего “сокращения” имперского реестра и с важным видом попросил его внести в списки на турнир.
--Перестрелка или на холодном, с дронами или без, летальный исход или исключительно турнирные успехи? - тут же затараторил принимающий.
--Э-э-э-э... - затупил на мгновение Калашов, но быстро сориентировавшись, начал объяснять.
  В перестрелке, где ему могли сильно повредить доспехи – он участвовать не желал. Да и не забыл как стал обладателем данного боевого скафандра – посему лишь начальный уровень: драки на мехпилах и мехмолотах, беготня по арене и тому подобное. 
   Денег конечно немного платят, зато и убытки при починке защиты – в разы меньше.
  Дронов нет и покупать их он не собирался, после всех трат оставалось две тысячи монет на всё и двести – на проживание на планете.
  Летальный исход самых популярных схваток турниров, где люди ставили свою жизнь как входной билет за самый высокий приз – в первом же турнире Калашов наотрез отказался участвовать в подобном безумии, по крайней мере пока не поймёт расклады в турнирах, а он рассчитывал сражаться в нескольких из них, повышая ставки неспешной “лесенкой наверх”.
--Ясно! - буркнул принимающий паренёк. - Сегодня! Схватки на  выбывание на сто девятой арене Юга. Оружие: молот, пила. Защита – скафандр и щит. Удачи!
--Щит? - не понял услышанного Калашов.
--Ага! Многие, на механическом бое, используют полицейские щиты для прикрытия, что бы доспехи раньше времени не повредить – не знал?
  Бывшему кадету указали на график выступления: все три боя пройдут на небольшой второразрядной арене на пару тысяч зрителей, на окраине столичного планетарного мегаполиса.
  Первый его бой начинался в семнадцать тридцать по местному времени. Следующие, каждые два часа – если выиграет предыдущие...
--Доспехи захватывать можно, для выкупа или продажи? - деловито осведомился Никодим. 
--Ты чего? - покрутил у виска паренёк, что заполнял анкеты новых бойцов на участие в шоу. - Так скоро это развлечение совсем выдохнется, если все станут у проигравших скафандры и гаджеты забирать – нет конечно! Есть призы за победу и за сам турнир, суточный или недельный – на них и рассчитывай!
--Сколько? - несколько запоздало, чем следовало, поинтересовался Калашов, понимая что выглядит как тормоз - что не соображает на что подписывается.
--Двести за первый бой, за победу. Пятьсот за второй и тысячу за выигрыш всего трёхсхваточного однодневного турнирчика на окраине!
--Неплохо! - мысленно присвистнул Никодим, отходя прочь из конторы и выбираясь что бы сесть в какой дрон транспортировщик и добраться до арены - в шоу на которой должен был принять участие вечером. - Совсем неплохо! Мы получали по сотке в месяц, как кадеты и пятьсот – за участие в боевой практике, но там сроки гибкие, а тут: семь сотен за пару боёв, даже без выигрыша турнира – весьма недурно...
  Тут правда пришло озарение о том что неизвестно – выиграет он или проиграет и в каком состоянии будет его боевой скафандр, сколько денег уйдёт на починку доспеха и лечение самого бойца. Это несколько охолодило первые радостные грёзы новоявленного гладиатора-рыцаря.
   Прибыв на арену, где вскоре предстояло выступать, Никодим огляделся: уютный крошечный стадион с крышей, тысячи на две-три зрителей, парковки для транспортных дронов или каких массовых перевозчиков.
  Внутри стадиона, арена - представляла из себя грунтовое поле диаметром метров в шестьдесят и без каких препятствий на нём.
  За бронепластиковыми щитами, совершенно прозрачными, сидели зрители. Вверху, над трибунами, располагались табло и гигантский монитор и два десятка поменьше: на мониторе постоянно демонстрировались кадры прошлых боёв, на табло – пульс выступающих бойцов, повреждения их скафандров и самих спортсменов.
  Сражающиеся не могли видеть табло, разве что кто из друзей знаками им что мог намекнуть.
  Раздевалка, со столами для самоодевания в скафандры и ремонтниками-технарями для проверки исправности и стандартности используемых в боях, вооружения, что бы не было подстав.
--Многие хитрожопые стараются какую краску в шлем распылить, или масло с песком, в работающую пилу противника – всё ради ставки! - пояснял седой ремонтник, что проверял защиту новичка.
  На поединок выходили в стандартных скафандрах с отключёнными внутренними гаджетами медслужбы и усиления адреналина. 
   В качестве оружия выбрали мехпилы на скафандре, циркулярные, не продолговатые - что чаще использовались рыцарями во время боёв на планетах: пила “лесоруба” позволяла всунуть её в какую щель или достать противника в технике, циркулярка считалась более показушно цирковой и именно её чаще всего ставили в правила на аренах
  На правую руку скафандра надета циркулярная пила, на левую - подобие ведра с какими лоскутьями пластикового распушенного троса, куда, по задумке креативщиков данного турнира - пилоносцы должны будут “подловить” оружие врага и заставить его запутаться в прочных волокнах троса. Пила выступала условным мечом, а ведёрко с распушенным сталетросом – как щит или сеть, что-то среднее.
--Ну и бредятина... - устало бормотал себе под нос бывший кадет, когда ему поясняли все правила на бой: нельзя добивать после команды “Отбой”, вообще нельзя убивать или калечить, умышленно, соперника, есть система начисления очков за каждое действие – удачное сбивание с ног, распил шлемовой прозрачной маски, ранение противника. - Не так я себе представлял схватки на аренах, не так.
  Ему пояснили что в поединке важнее эффект боя, чем сам бой и артистичность и умение работать со зрителем – только приветствуются.
  Идея поставить на себя тысячу монет оказалась бессмысленной: и Калашов и его соперник были новичками и ставка была “один к одному”.
   Полчаса отдыха, последняя проверка скафандра и вооружения – выход! 
    Арена вяло аплодировала первой сражающейся паре: Никодиму Калашову и его сопернику – Венсану Гранже, такому же несостоявшемуся имперскому рыцарю как и сам Калашов.
  Однако вскоре, на зачитке снова правил, на поединок, Никодим стал замечать что его соперник, от удивления, даже снял маску на шлеме и изо всех сил таращится на его боевой скафандр, то же самое делал и судья с микрофоном, и большинство зрителей.
  Многие странные типочки в ложах, ближе всего к арене, недоуменно переглядывались и показывали руками и пальцами на Калашова, потом крутили у виска.
--Зря ты парень такое устроил, это не нарушение, но... такое не приветствуется! - бросил судья Нику, покидая арену.
--Что?!
--Здесь все примерно равны: несостоявшиеся рыцари, неудачливые солдаты новички, ветераны без блеска – но тащить на себе мощные латы уровня бригадира, явно перебор! Считай ты изначально в иных условиях! Не нарушение, но сам понимаешь...
  Калашов разозлился и пока светоскоп арены начал показывать зелёный-жёлтый-красный цвета, что бы после красного дать сигнал к поединку – он уже понемногу закипал.
  Ничерта это не честные поединки, здесь нет романтики ни на грош: постоянные ограничения и негласные правила, фиглярство перед публикой и позирование с актёрствованием – бред!
  Калашов мечтал о честном бое, как тогда, на планете раутбриттеров с Вардой Лохосом, а ему предлагали поучаствовать в шоу на потеху публике – где неважны были его боевые умения, скорее “равность сопернику” и какие местечковые детские правила.
    Рёв сирены. Вспомнивший, за мгновение до этого, о том что его боевой скафандр имеет и усиленные экзоскелет, со скоростью выше стандартной при передвижении – Никодим тут же разогнался и понёсся носорогом на своего соперника.
  Тот выставил вперёд корзинку с распушенным тросом, видимо надеясь что противник сам вложит работающую пилу в неё, как мяч в баскетболе – но ошибся: Калашов нанёс удар с разгона, в длиннейшем прыжке, обеими руками – отчего Гранже, в его начальном кадетском скафандре лилового цвета - незамедлительно отделился от земли и свалился у пластикового ограждения периметра.
  Вторая атака Калашова, на этот раз пилой на лежащего соперника: стружка скафандра от работающей пилы Никодима, заблокированная ногой правая рука Венсана с пылящей на грунте арены циркуляркой, сигнал от судьи что поединок закончен в виду сдачи  Гранже.
  Однако когда Калашов убрал маску со своего шлема, всюду слышались свист и улюлюкание, ему показывали факи и орали что он чудак на букву М.
  Зрители хлопали поверженному Гранже и показывали ему большой палец. Калашову показывали средний...
--Парень – ты не прав! - сухо повторил судья, красномордый мужичок лет под пятьдесят, с обрюзгшим телом и огромным пивным животиком. - Зачем быковать здесь, с такими штуками что на тебе надеты? Иди в отборы на старшие турниры, где выступают ветераны в подобной тебе защите – там и покажешь на что способен, а у нас... Ты не прав!
--Ветераны... - угрюмо размышлял победитель первого боя суточного турнира, снимая скафандр, что принёс ему лёгкую победу в схватке и бесславие среди зрителей. - Ветераны меня самого могут прибить, а потерять такую броньку – жалко! Посмотрим. Если всё будет нормально - может и двину на “старшие соревнования”, раз здесь мне не рады. 
  Душ. Переодевание в чистое бельё. Небольшой перекус в кафе, в отдельном кабинете, так как зрители, бывшие на арене и пришедшие в закусочную начали громко возмущаться его поединком и давать советы куда идти Никодиму – а тупое месилово перед новой схваткой не входило в планы Никодима.
  Сыр, с жаренными  грибами-лисичками в сметане и с зеленью, кусок буженины и стакан минеральной воды без газа. Вот и весь заказ.
  Возвращение в раздевалку и облачение в скафандр. Выход на арену под свист зрителей и появившиеся плакаты о том что “Ник-дим ссыкло и дебил”, а также намёки что бы шёл домой к мамочке.
  Во время объявления судьёй правил – противник, некий Олли Фро сдвинул защитную маску шлема, оказавшись сорокапятилетним мужиком с шрамированным лицом и презрительно сплюнув на арену, специально громко, что бы микрофон судьи передал всем, произнёс: “Дебил. Показушный малолетний недомерок. Увидишь как сражаются отставники службы сопровождения грузов!”
  Калашов заржал в своём скафандре – ССГ была притчей во яцыцех в его училище, как сборище самых бесперспективных и трижды непрофессиональных бойцов – которым кроме как контейнеровозы, по спокойным планетарным системам, ничего доверить было нельзя.
  Среди них также попадались герои, случаи бывали – но скорее как песчинки золота, среди тонн шлака.
  Ленивые тугодумы в средней броне и с навыками вышибалы в баре, так их охарактеризовали преподаватели военного Училища для рыцарей Империи.
  У Олли Фро был видавший виды стандартный рыцарский скафандр второго класса, покрашенный аккуратно, но со следами часто восстанавливаемых сколов и срезов, так как не меняли на новые пластины старой защиты, видимо и так годилось на аренах турниров. Крепкий середняк с каким-никаким боевым опытом. Наверное.
  Атака с разбега Никодима, после сигнала сирены и... Ловко отскочивший в последний момент Олли - заставил противника быстро, с подниманием тучи пыли, затормозить у самого ограждения что бы не врезаться в него.
    Калашов не удержался на ногах и повалился на пластиковую ограду арены.
  Тут же Олли Фро подскочил со своей пилой и корзиной, и пытаясь кружить вокруг поднимающегося Никодима, несколько осторожнее, чем следовало – тыкал корзиной с канатом в сторону пилы соперника, и быстро кое-как водил собственным оружием, по усиленному многослойным лаком, внешнему, “скользящему”, корпусу скафандра Никодима.
  Будь Фро опытнее – бывшему кадету было несдобровать. Однако Олли и сам оказался скорее позёром и не смог добить, в идеальной ситуации, свалившегося на арену противника, что первые секунды был к нему спиной.
  Калашов сделал подсечку и его мощнейший экзоскелет внутри скафандра - заставил Фро свалиться на поверхность арены, высоко задрав ноги, чуть не подбрасывая их к пластиковому прозрачному куполу стадиона.
  Молодой боец был расторопнее и чётко знал чего хотел, недавняя боевая практика приучила Никодима быстро принимать решения и ещё быстрее их приводить в жизнь.
  Тычок собственной корзиной с распушенным канатом в пилу карабкающего, как краб, на грунте, Олли, так что пошла к самому куполу какая труха и бешеная вибрация обоих скафандров.
  Второй рукой, с пилой, удары-порезы с попыткой пропила по бронепластиковой прозрачной маске шлема, самой слабой части скафандров.
  Фро брыкался как невротик, дёргал руками и ногами, и через пять секунд было объявлено что он сдаётся.
  На этот раз арена орала вразнобой: некоторые продолжали осыпать ругательствами Никодима, но многие аплодировали уже самому бывшему кадету, показывали ему большой, а не средний, как прежде.
  Олли подошёл и извинился за свои слова перед поединком: “Думал ты какой мажорик с доспехами от папика... Слушай, чего ты здесь делаешь – двигай в наёмные компании или на старшие турниры, тебя точно примут с радостью! Драться ты умеешь, обновка козырная на тебе – точно говорю!”
  Сидя в кабинете закусочной и медленно съедая копчённого угря в винном соусе, Никодим злился сам на себя: дурацкая истерическая атака на Олле, тот, ловким манёвром сбил его с ног и чуть было не победил, но ветерану ССГ не хватило мастерства и опыта поединков в скафандрах.
  Сейчас не хватило. Возможно следующему бойцу – всего хватит.
  В отличие от Никодима Олле еженедельно не проводил по паре занятий со схватками на песчаных аренах.
  На третий поединок, финал минитурнира этого дня – сменили бойца соперника Калашова: вместо какого то там Чуриллы, выходил Адам Лесс.
  Как только Никодим увидел нового бойца, тут же засмеялся: против него стоял соперник в обсидиановом, по цвету, новёхоньком скафандре четвёртого класса. 
   Не таком защищённом как у Калашова, зато усиленным экзоскелетом для бега и прыжков – кадет видел подобные доспехи у диверсантов и разведчиков при отрядах имперских рыцарей.
--Ясно! - гыгыкал про себя Никодим. - Станет увиливать от меня как Олле, надеясь что я его бодать стану как бык тореадора, а он – ловко отскакивать или убегать от меня и каким манёвром подловит. Хорошо! Намёк понятен, пора проявить смекалку!
  Первое время это был самый скучный из поединков: Калашов шагом, без намёка на бег, наступал - его соперник, также шагом, отходил, периодически лихим наскоком “взрывая темп” и меняя положение. 
  Лесс приближался суживающейся спиралью, но как только Никодим наступал на него – тут же разрывал дистанцию прыжком на три мера в сторону.
  Вспомнив одну байку, рассказанную в училище по поводу данного скафандра – Никодим при очередном приближении соперника резко присел и пилой воткнутой в поверхность арены начал гнать пыльную волну тому на шлем, где вместо маски была пара мощных “очков”.
   Адам Лесс немедленно отскочил в сторону в длиннющем прыжке, но неудачно стал на ногу при приземлении и стал быстро-быстро тереть очки шлема уже поднимаясь с грунта арены.
  Однако, когда он ещё только опускался после прыжка – на него, в разгоне собственного экзоскелета, уже нёсся Никодим
   Лесс, в облегчённом скафандре диверсанта попытался было отскочить, но было уже поздно – таран, в виде двух выставленных перед собой рук Калашова, сбил его на землю, а сам соперник -  принялся наносить удары ногами в защите. Пилить слабую, “бронепластиковую” шею скафандра Лесса, прижимать ногой, в массивном полусапоге из стали и пластика - руку с работающей пилой.
--Всё! Дал отмашку судья подскакивая к паре бойцов. - Всё! Лесс сдаётся – Калашов объявляется победителем сегодняшнего турнира!
  Аплодисменты, хохот, странные крики. Уже арена не ненавидела Никодима, но и особенно не радовалась его успеху. Просто люди поздравляли малознакомого человека с успехом.
  Вышли с судьёй из арены в помещения администрации и уставшему Калашову перевели все суммы премий, за сегодняшнее его шоу: двести и пятьсот - за поединки и тысяча за победу в целом. Сняли тридцать монет за провизию в закусочной и семь десятков – за проверку скафандра после поединков и проверку здоровья бойца.
  Тысяча шестьсот к тем двум двухстам что  оставались у бывшего кадета – весьма неплохой итог первого дня турнирной карьеры.
  Проверка скафандра выявила незначительные царапины и сколы внешних пластин, исправляемые за сотню монет – что Калашов немедленно и сделал.
  Когда бывший кадет сидел в раздевалке и мечтал о том как с помощью транспортника перевезёт сперва скафандр на свою хату, а потом отправится в какую ночную забегаловку искать безотказных подруг – к нему зашли трое: низенький, квадратный мужчина за сорок, со стрижкой “площадкой”, верзила под два метра за его спиной и Лесс, недавний соперник по финалу.
--Надо поговорить! - коротко бросил первый из вошедший, с квадратной фактурой и  стрижкой.
--Ясно! - мысленно потешался Калашов, осторожно доставая электромагнитный соединяющий ключ для частей боевого скафандра, что бы в случае драки отоварить им кого из вошедших. - Результат для “сменного” соперника неудовлетворительный и его спонсоры пришли разбираться, или ставки сделали точечные, а тут я влез, со своими умениями – пора за них наказывать... Давайте ребята, ключ тяжёлый – пару челюстей и рук я точно сломаю!
  Всё шло к тихой разборке в раздевалке провинциального турнира на окраине.
--Или долю хотят, от моих премий? - спохватился Никодим, видя что на него сразу же не бросаются, скорее будут какие переговоры.



Александр Мультафасиес

Отредактировано: 10.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться