Н.К: слишком много дорог

Размер шрифта: - +

глава седьмая


  Не успели Калашов и Лесс повернуть оружие на появившегося врага – как противник, в необыкновенном, словно бы надутом показушными шарами, боевом скафандре, выстрелил в них парой дротиков.
  Снаряд, выпущенный в гибкого ловкого Адама прошёл мимо, так как тот успел совершить головокружительный отскок в своём лёгком скафандре к ржавой металлической панели.
  Дротик номер два попал точно в предплечье развернувшегося боком Никодима, однако взрыва или чего подобного не последовало – просто удар и сигнал срабатывания электромагнитного импульса.
  Небольшой четверть секундный сбой систем руки скафандра и практически мгновенное их восстановление специальной командой с чипа  доспеха Калашова. Всё!      
  Бывшие соперники, по однодневному турниру рыцарей, не сговариваясь произвели совместный залп: две автопушки выпустили по десятку своих снарядов во врага, что без спешки, словно бы старик-подагрик, еле-еле сгибая колени, волочил бренное тело в угол комнаты, что бы хоть как убежать от обстрелянных им так неудачно рыцарей.
  Снаряды автопушек пробили хлипкие доспехи беглеца и сбили его с ног, но... Он не был ранен! Нигде не виделось крови и вообще, кроме постоянных электрических разрядов и пробитого скафандра – странный боец в “надутом” скафандре словно бы и не испытывал трудностей.
--Сдавайся! - проорал ему Калашов, держа шлем врага на прицеле, но необычный рыцарь лишь дёргал руками и ногами, как черепаха перевернутая на панцирь и всё силился встать.
  Когда это ему удалось – напарники произвели новую очередь по поднявшемуся: шлем был пробит чуть не в лохмотья дружными очередями по семь снарядов каждая.
  Но опять... Странный враг в скафандре всё ещё двигался, словно бы не веря что его череп получил смертельные повреждения и вообще – есть ли смысл сдаваться, если можно если и не убежать, так хоть уйти.
--Да что за чёрт! - орал Лесс, выпуская, медленно, одиночными или сдвоенными, всё новые снаряды своей автопушки на скафандре - в сторону шатающегося, как пьяного, но движущегося к дверям противника.
--Не трать боекомплект! - проорал напарнику Калашов, уже всё понявший и достав из контейнера собственного скафандра последний, третий дротик против дронов, выпустил его по “неубиваемому” врагу.
  Выстрел. Странные потрескивания и скафандр с развороченным шлемом опал грудой металла и пластика на пыльный пол, ударившись со звоном и перевёрнутые стулья.
--Робот, дрон?! - вскричал Адам, поняв наконец что произошло.
--Ага. - устало кивнул бывший кадет. - Здесь убежище дронов: пара военных на гусеницах и этот, военный или нет, не знаю – больше похож на “домашнего слугу” прошлого поколения. Они запросто вырубали прочие дроны и изредка обстреливали полицию или кого из служб зачистки, но людей или клонов среди них нет – я, ещё когда сюда брели, это понял: слишком не обжито для людей или клонов, а вот техника вполне могла в подобном бардаке годами жить. Наверное где кабели запитки батарей работающие остались, а тут ещё их странная атака в первый раз – когда акустический удар прошёл и короткая очередь из автопушки...
--Объясни! - потребовал Адам.
--Всё просто: военный дрон под управление оператора или собственной команды автономного боя – обязательно попытался нас добить, а тут... Странно всё! Словно бы у них мало боеприпасов и энергии: быстрая атака и отступление, прятки в помещениях – и это для штурмовых дронов с автопушками?! С их платами управления кто грамотно поработал и у них совершенно изменились приоритеты в боевой обстановке, они понимали что припасы на исходе и посему либо перехватывали вражеские дроны, что бы их силами торбить противника – как Тосс нам рассказывал о неудаче полицейской группы с собственными дронами, либо вырубали разведчиков, как с нами произошло – но на полный бой их не хватало.
  Вернулись к оставшимся в первом помещении, у входа в бункер, Тоссу и его телохранителю и прояснили ситуацию.
  Лесс подтвердил что новых излучений нет и следов людей или клонов не обнаружили.
  Запустили дронов разведчиков и вскоре те подтвердили что иных противников нигде в многочисленных помещениях нет – никто их не пробовал выключить или уничтожить.
--Ставим треноги с автопушками и прожекторами, – командовал расхрабрившийся Тосс, чьё участие в данной зачистке было минимальным.  - Грабим что найдём! Вызываю Жадра, пускай посмотрит что там с дронами и нельзя ли их нам себе взять или какую информацию получить.
  Осмотр был неутешителен для трофейной команды “Тесея”: военный бункер давно неплохо пограбили и ничего ценного обнаружено не было, лишь кабели или бронеплиты в несколько тонн весом и то – ржавые.
  Зато киберк Жадр, Изменённый, внутри компании – порадовал снятой с дронов информацией: две танкетки были брошены армейцами как поломанные, на каком складе на нижнем уровне. 
  Прибывший “учитель”, так Жадр назвал дрона-андроида, оказался слугой депутата парламента планеты, тот много работал над речами своего господина и стал читать о восстаниях роботов и клонов – пока что у него не засбоило и он не совершил побег.
  “Учитель” нашёл эту базу и смог восстановить сломанных роботов. Сам получил доступ к энергетическим и информационным кабелям базы что восстановил и самообучился для практически мгновенного перехвата управления элементарными, уровня Семь, дронами.
--Практически все полицейские и начально военные дроны им перехватывались в течении минуты! - качая головой смеялся, несколько по козлиному, Жадр. - Талант! Самообучающийся стандартный дрон! Просто жажда знаний! Он и придумал тактику для троицы: прятки в нижних помещениях, но вначале – атака сигналами дроны разведки, перехват их и направление на хозяев...
--Что бы не тратить собственные припасы что были на исходе? - спросил Калашов и получил подтверждение своим словам.
  Вскоре после разговора прибыли военные и после осмотра базы, согласились с актом приёмки помещения и немедленной передачи его каким службам столичного полиса.
  Тосс ликовал: “Лихо справляемся – мы отличная команда!”
  Никодим совершенно не был с этим согласен. Он собирался выполнить свой контракт полностью, но сегодняшнее поведение командира группы его потрясло: Тосс с телохранителем и практически всеми клонами - отсиживался в безопасности, пока Лесс и бывший кадет зачищали, в пару рыл, убежище.
 Врагов, в этот раз, оказалось немного, но всё же апатия Тосса и его нежелание помогать первой паре рыцарей – несколько шокировали.
  Когда, уже ближе к утру, после сдачи аппаратуры и оружия интендантам “Тесея” Калашов и  Лесс вместе отправились в бар, при здании компании, что бы немного развлечься и Никодим заговорил о трусости Тосса в бою, Адам лишь покачал головой:
--Да нет, всё нормально – не горячись.
--Нормально?! - вспыхнул Калашов и чуть не опрокинул поднос дрона-официанта что привёз им местное виски, холодную минеральную воду, тарелку с фруктами и бутерброды с ветчиной и сыром. - В порядке?! Они же ни черта не делали, совсем нам не помогали в рейде – сидуны долбанные!
--У Тосса полтора процента акций “Тесея”, - пояснил Адам, - он миноритарный акционер без права голоса. Мы с тобой, для него – очередное “временное мясо”: зачем самому рисковать если под пули или кислоту каких мутантов - можно подставить наёмных работников? Мы лучше клонов или дронов лишь тем - что люди и имеем скафандры, всё. Все эти басни о “человеческом братстве и взаимовыручке – болтовня!”
--Ты же сам бывший кадет, должен помнить о локте товарища в бою! - не соглашался Никодим.
--Угу. Помню. - смеялся Адам. - Но мы оба так и не стали рыцарями Империи, обоих турнули не внеся в списки реестровых рыцарей, ага? Что тебе ещё объяснить? - если государство так нас кинуло, почему бы и прочим не попытаться? Турниры бойцов проходят ежедневно и найти на них ветеранов или никому не нужных, не ставших рыцарями, кадетов – не так сложно. У нас есть навыки и кое-какое барахло для защиты, вперёд!
  Завтра был выходной и можно отдохнуть. Никодим выдудел полтора литра горячительных напитков, благо гены позволяли смешивать текилу с виски и зубровкой, и немного пошатываясь – молодой человек отплясывал какие странные движения на данс-поле.
  Потом, когда Адама уже вынесли на руках клоны компании что бы уложить в номере при заведении, рвался что-то доказывать неизвестной компании бойцов и странного вида девушек при них, что сидели как приклеенные и лишь вместе с парнями всегда шли танцевать.
--Клоны. - пояснил ведроподобный дрон-официант, на вопрос уже пьяненького, Калашова. - без хозяина они никуда, таково правило их подготовки к продаже.
--А ещё есть?
--Выпить или клоны?
--Хм... - более менее внятно раздумывал Калашов. - наверное второе, выпить не хочу.
--Девочка или мальчик, один или сколько?
--Девочка! Э-э-э... наверное одна. - решил не играть в повелителя гарема, в нынешнем состоянии, Никодим. - Есть посмотреть мордахи?
--Конечно! У нас отличный выбор клонов из агентства “Минута счастья”…. - пел дифирамбы прелестницам-клонам дрон обслуга.
  Была выбрана ста семидесяти пяти сантиметровая Галлиуэлль: высокая модельная блондинка с узкими бёдрами и грудью четвёртого размера.
  Сумма с чипа идентификатора в теле мужчины была списана за сутки, именно на столько нанял себе клона для утех, Никодим – вышло, со скидками, примерно по пятнадцать монет в час: триста пятьдесят коэнов Империи.
  Клоны охранники вывели Никодима на улицу и на транспортном дроне отвезли к его апартаментам. Клон Галлиуэль сидела молча рядом, как статуя.
  “Ночь любви” прошла как то буднично. Нет, сперва Никодим буквально накинулся на клона и стал тискать её обширные натуральные груди, шлёпать по заднице и вообще – снимал стресс последних дней с яростью и желанием.
   Выкручивал соски с крупными ареалами, играл в “волну” с натуральным податливым бюстом клона, разводил в сторону ягодицы и сжимал их чуть не до хруста.
 



Александр Мультафасиес

Отредактировано: 10.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться