Ночь Дракона

Глава 1.2

Я понимала, реальность отличается от бурных фантазий. Прежде чем достигну нужного уровня, придется разгрести кучу рутинной работы. Как в университете: не все предметы будут одинаково интересны и важны, но ради диплома с отличием придется постараться. Однако я и в самых жутких кошмарах не представляла, насколько сильно разобьются о скалу настоящей жизни все мои смелые мечты про работу юристом. Поступая на правовой факультет, я видела себя в зале суда, вела самые интересные дела и блистала знаниями.

Суровая судьба распорядилась иначе.

Хотя начиналось все хорошо. Довольно таки оптимистично. Известная контора приняла меня на привлекательную вакансию. Низшее звено, однако надо же с чего-то начинать. Я должна была на побегушках у самого цепкого и хваткого адвоката нашего города. И пусть звучало это неказисто, я буквально парила от счастья. Моей радости не существовало никакого предела.

Пару дней и даже недель миновали в состоянии остаточной эйфории, но чем дольше я оставалась на этой работе, тем отчетливее осознавала, насколько все плохо. Ждала важных заданий, ждала интересных дел. Зря. Потом уже ждала хотя бы каких-то дел, каких-то заданий. Серьезных. Нормальных. Связанных непосредственно с полученным мною образованием.

Нет, я не питала надежды повторить успехи героев сериала «Острые воротнички» в реальной жизни. Этих акул права, облаченных в идеальные костюмы, даже другие киношные образы не способны были побить. Вундеркинд с феноменальной памятью, откапывающий редкие подзаконные акты в кипе бумаг и до одури обворожительный донжуан, способный растопить пламенной речью сердце любого судьи. Такие парни обречены на успех. В отличии от некоторых.

Я понимала, наша система правосудия очень отличается от показанного на экране. И никто не допустил бы меня к важным и серьезным делам даже после окончания первого года работы. Но я все равно не догадывалась, что наиболее ответственной задачей в итоге окажется замена цвета шрифта на слайдах в презентации моего непосредственного босса.

Впрочем, случались и другие распоряжения. Признаю, всегда наблюдалось определенное разнообразие. В сферу моих обязанностей входило уничтожение документов с помощью шредера, обращение «твердых копий» в бумажную лапшу, распечатка и сканирование, приготовление кофе и чая, покупка конфет и печенья для наполнения вазочек в прихожей нашей конторы.

Я развивалась. Всесторонне. Пожалуй, единственным, что держало мой мозг в тонусе было заполнения одинаковых форм и заявлений, стандартных документов, которые потом приходили ко мне каждую ночь во сне вместо мускулистых красавцев-мужчин.

Мир казался все более серым, стремительно терял краски. Размышления о том, что надо потерпеть или перетерпеть, притереться, смириться, забить, не улучшали ситуацию.

Я падала в черную бездну депрессии. День за днем, все глубже и дальше, теряя последние всполохи веры в успех. Я не считала себя уникальной. Ладно, считала. Однако мы все уникальны. Разве нет? Почему вдруг не может быть много уникальных людей?

Я хотела чего-то особенного. Другого. Абсолютно нового. Жаждала перемен. Желала побега от череды до боли похожих часов. Дней. Недель. Месяцев.

Я мечтала чего-то добиться. Серьезного. Значимого. Совершить нечто действительно важное. Войти в историю. Или хотя бы не деградировать окончательно. Сохранить трезвость мыслей.

- У тебя никогда не было такого начальника, когда-нибудь ты поймешь всю тяжесть ответственности, которая ложится на мои плечи всякий раз, стоит принять нового человека в нашу контору. Мы все разные люди, не плохие и не хорошие, со своими взглядами и особенностями, но в конце дня значение имеет лишь тот факт, что мы остаемся семьей, - заявлял мой босс. – И важно подчиняться, четко исполнять приказы, следовать распоряжениям, ни в коем случае не перечить. Пойми, я мозг, а вы мои руки и ноги. Мозг не должен ничего объяснять. Достаточно уже того, что он повелевает тебе немедленно действовать.

Голос начальника был скрипучим как старые половицы в заброшенном доме или как дверь, у которой заржавели железные пазы. Босс обожал говорить лишь потому, что обожал себя слушать. Он читал лекции и нотации безостановочно, а я очень пыталась мысленно упокоить себя и не думать ни о чем таком, что приличные люди могли бы принять за пропаганду насилия.

Я относила вещи начальника в химчистку, записывала его к парикмахеру, организовывала доставку воды в его квартиру. Выполняла десятки мелких поручений каждый день. Кто же знал чем для меня обернется визит в ювелирный магазин?



Валерия Ангелос

Отредактировано: 19.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться