Ночь Ис-сух-шат

Размер шрифта: - +

Ночь Ис-сух-шат

За ужином мать, снимая нагар со свечи, тревожно спросила:

– А где Майкл?

Ее беспокойство было не напрасным. Cегодня ночью будет новолуние. В наших местах это особое время.

Сидящие за столом родственники переглянулись. Моего отца, старосты деревни, тоже не было с нами. Он был с людьми, проверял соседские дома. В прошлый раз кто-то забыл усыпить собаку. И она привела Ис-сух-Шат к своей будке, прежде чем превратиться в кровавое месиво. Я сам видел и ту лепешку фарша, что осталась от пса, и волосы Ис-сух-Шат, исчезающие в свете солнечных лучей. Ее волосы толщиной с палец и длиной в несколько локтей. Они медленно шевелились, становясь из черных бурыми, и осыпаясь в труху.

Не успело мамино волнение охватить всех за столом, как вошел Майкл. Что-то буркнув в ответ на ее расспросы, он взял еды и занял свое место.

Майкл – мой брат, он младше меня на два года. Скоро ему исполнится тринадцать. Еще у меня есть две маленькие сестры, они тоже ужинали с нами. За столом также сидела тетушка Эмма, незамужняя сестра отца. Она живет в нашем доме и помогает матери по хозяйству.

Во главе стола ожидала отца пустая тарелка.

Пред тем, как мы начали есть, мать пожелала узнать, все ли животные опоены.

– Я опоила овец и корову, – сказала тетушка Эмма.

– Мы усыпили птиц, – сказали сестры.

Мать повернулась ко мне:

– Тим?

– Я позаботился о Быстром, – ответил я, – влил в него целую бутылку.

Быстрый – это наш конь, и я здорово с ним управляюсь. Не каждый взрослый так смог бы!

– А Дружок? Кто-нибудь опоил Дружка? – забеспокоилась мать.

– Я, –ответил Майкл. – Не по нраву ему это пойло.

– Как и всем нам, – заметила мать.

Кошек у нас не было, и это к добру. За кошками не уследишь, они любят прятаться. А в новолуние должны спать все. Конечно, во дворе у нас бегали и мыши, и крысы, и прочие мелкие твари. Но они не способны привлечь Ис-сух-шат, слишком уж малы.

Успокоившись, мать принялась за еду, но тут же вскочила – вошел отец.

– В деревне все в порядке, хвала небесам – отец устало опустился на стул. Ужин мы закончили в молчании, а затем мать налила каждому по кружке мутной, сладко пахнущей жидкости.

Меня передернуло от одного ее запаха. Это сонное средство делалось из ядовитых трав, и равно действовало на всех теплокровных тварей. Две капли на птицу, двадцать на собаку, пол-чашки на коня. Зелье отмерялось всем нам по весу и разводилось водой. На следующее утро от него немного тошнило и болела голова. Животные становились на день вялыми. Наверное, у них тоже болела голова.

– Идите спать, и доброй всем ночи, – сказала мать. – Не мешкайте, скоро совсем стемнеет.

Мы взяли кружки с сонным отваром и разошлись по своим спальням. Я ночевал в одной комнате с Майклом. Когда мы сели на постелях, собираясь выпить противную жидкость и задуть свечи, Майкл сказал:

– Я хочу тебе кое-что показать.

Он нырнул под свою кровать и достал ящик, обмотанный темной тряпкой.

– Потуши свечу, – сказал он.

Я послушался, а свою свечу он отставил на пол за угол кровати. В спальне стало сумрачно, зашевелились тени. Из коробки послышался слабый шорох.

Майкл осторожно снял с ящика тряпку и приоткрыл его. Я заглянул… и отпрянул с возгласом. Внутри шевелились, как жирные черви, черные волосы Ис-сух-шат.

– Тише, – зашипел Майкл.

– Зачем ты принес Ее волосы, зачем хранишь у себя? – спросил я возбужденным шепотом. – Ее волосы опасны, они жалят до кровавых язв!

На самом деле, волосы Ис-сух-шат – это ее рты. Длинными, гибкими руками она ломает и месит жертву, а волосами сосет кровь.

– Я не дурак, чтобы брать их голыми руками, – усмехнулся Майкл.

– Смотри! – он обернул руку тряпку и вытащил один из волос. Когда Майкл поднял его, тот начал бешено извиваться, тыкаясь во все стороны зубастой присоской.

– Фу, мерзость какая, – я даже сплюнул. – Убирай это, и давай пить зелье, уже время.

Майкл убрал свою ужасную игрушку обратно под кровать. Я надеялся, что ящик попался крепкий.

Мы устроились на постелях и взяли скружки в руки. Не успел я допить противный напиток до дна, как Майкл задул свою свечу.

– Черт побери тебя, Майк! – ругнулся я, нащупывая кружкой тумбочку. В темноте звякнула кружка брата.

Сонное зелье действовало не сразу. Поэтому перед сном мы могли сыграть в нашу любимую игру. С ней и сон приходил быстрее.

Мы оба увлекались приключенческими книжками. Зачитывались ими по очереди после школы и домашних работ. Два раза мы ездили в отцом в город, чтобы посмотреть новомодную фильму. Фильма была зрелищем наподобие живой картины. Мы проходили в большой сарай, садились там в полутьме, и смотрели, как на белом экране двигались люди и вещи. Это было так здорово! Все равно, что смотреть в волшебное зеркало из сказки. Герои скакали на лошадях, путешествовали по горам и джунглям, сражались с врагами и зверями. В общем, все по-книжному. Нам с Майклом так понравилась фильма, что мы придумали для себя игру.



Наталия Ерошенко

Отредактировано: 26.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться