Ночь любви

Размер шрифта: - +

Глава 5

В гостиной Международного научно-исследовательского центра "Время желаний" за большим овальным столом шла беседа.
- А что, если не получится? - пожала плечами Наталья Владимировна, полноватая женщина лет сорока на вид.
- Да что тут может не получиться? - Семён, долговязый парень в очках, пятьдесят лет назад волей случая оказавшийся в научно-исследовательском центре за минуту до судьбоносного взрыва, удивленно всплеснул руками. - Процессы воспроизводства самой природой заложены. Вы же не можете весь персонал центра до конца жизни держать на противозачаточных средствах!
- А действительно, Наталья Владимировна, с момента переноса полвека прошло, и никто из нас не знает, сколько ещё времени мы здесь пробудем. Возможно, нам уже давно следовало принять это место как свой дом, - пожилой грузин пригладил седые волосы, - Это мы с Ашхарабеком сюда уже при седой бороде попали. У нас дети уже давно из гнезда вылетели и своим потомством обзавелись. - Он приобнял Наталью за плечи и заговорил вкрадчиво и тихо. - Посмотрите, сколько молодых мужчин и женщин здесь оказалось - учёные, испытатели, испытуемые... Сама жизнь бурлит в их венах! И только задумайтесь, какая же это жизнь, если она не может продолжаться? Эту жизнь могли бы раскрасить дети...

- Вот именно, Зураб Мамукович! Именно дети и настораживают меня больше всего! За пятьдесят лет, что мы здесь, наши тела не изменились совершенно. Дети остановились в физическом развитии. Вот Ванечке, например, как было четыре года, так и...
- Да сколько можно! - мальчик со светлыми кудряшками и россыпью веснушек на не по-детски серьезном лице возмущенно встал из-за стола. - Я уже кандидатскую защитил, а вы меня все ещё за ребёнка считаете. Все, Наталья Владимировна, абсолютно все, кто в момент переноса оказался в детском блоке, психически совершенно нормально развивались. Все выросли нормальными людьми!
- Да в том-то и дело, что не выросли! Психика - да, но тела остались неизменны. А тела, уважаемый Иван Сергеевич, начинают развиваться ещё в утробе матери. В сложившихся обстоятельствах мы не можем гарантировать, что беременность будет хотя бы относительно безопасной. Причём не только для плода, но и для беременной. Мы не можем гарантировать, что беременность не закончится замиранием или выкидышем.
- Можно подумать, что в прежнем мире кто-то давал такие гарантии, - буркнул Семён.
- Нет, конечно, всякое могло случиться. Но до переноса мы знали закономерности течения беременности, впрочем, как и закономерности роста и развития человека в разных возрастах. Врачи специализированных учреждений имели многолетний опыт преодоления различных отклонений. Здесь же, в новых условиях, у нас нет ни специалистов, ни особых возможностей для ведения осложненной беременности или выхаживания младенцев с патологией. Наш НИЦ изначально ориентировали не на эти цели. И, возвращаясь к вопросу развития ребёнка... - Наталья задумалась, подбирая слова, - На момент переноса все дети, присутствовавшие в нашем детском блоке, были старше трёх лет. Почти все уже связно разговаривали, многие читали. Им оставалось лишь обогащать свои знания, расширять кругозор, перенимать опыт взрослых людей. Вокруг них - сплошная развивающая среда, всё таки НИЦ практически автономное здание - от хозяйственно-бытовых блоков до лабораторий разной направленности всё в шаговой доступности. Теперь представьте, Иван Сергеевич, что Вы оказались бы здесь в возрасте новорожденного - маленького беспомощного существа, которое ещё даже взгляд сфокусировать не может. Какова была бы Ваша судьба? Какой план развития на следующие пятьдесят лет? Надиктовать докторскую, пока стерилизуются пеленки?
- У нас есть медицинский корпус со всем необходимым, чтобы отследить патологию беременности на ранних сроках и прервать...
- Ну, отлично! - прервала женщина рассуждения Ивана, - То есть, начали мы с того, чтобы жизнь продолжить, а пришли к прерыванию беременности! Аборт - это же так легко и просто! Зачала, не понравилось - выкинула, и никаких тебе последствий! Так по вашему, Иван Сергеевич, разумению все происходит? Да Вы даже представить себе не можете, каково это для женщины - терять ребёнка... - Наталья зябко поёжилась и потянулась к кувшину с водой. - И тем более самой ещё до зачатия решиться на его убийство!
- Ой, вот не надо драмы! И не Вы одна лишились близких при взрыве!
- Иван Сергеевич! - седой высокий армянин, молчавший всё это время, встал из-за стола. - Зураб Мамукович, присмотри за порядком, мы с Иваном чай на веранде допьём.
Иван кивнул, взял чашку и поплелся к двери. Ни кандидатская, ни даже докторская диссертация не придали бы ему решимости перечить Ашхарабеку Тамразовичу. Зураба уговаривать не нужно было, он осторожно обнял подрагивающую Наталью за плечи. Когда дверь за Иваном и Ашхарабеком закрылась, голос подал Чангпу. Фа Чангпу, молодой химик из Китая, талантливый учёный, сохранивший хрупкое равновесие между разумом и интуицией, совестью и стремлением к успеху, на любые шумные сцены взирал исключительно с позиции рационализатора. Семейный лозунг гласил "Жить просто. Ещё проще с Фа", и Чангпу неизменно его придерживался.
- Зачем всё так усложнять? Зачем делать преждевременные выводы и заранее так волноваться? В МНИЦ на сегодняшний день 673 человеческие особи, из них 32 не являются половозрелыми. Достоверно известно, что размножаться желает только одна особь - Семён. - Брови Семёна взлетели вверх, но Чангпу жестом остановил попытку возразить. - Для размножения Семёну нужен хотя бы один половой партнёр. Поэтому, прежде чем так яростно спорить, надо выяснить, кто ещё в центре желает размножаться вообще и кто - конкретно с Семёном. - Семён поперхнулся чаем, но китайца этим было не остановить. Тот продолжал, сверяясь с планом в блокноте. - Затем всех, изъявивших желание, надо оповестить обо всех возможных и предполагаемых рисках, выявить возможных партнёров. Я полагаю, с учётом взаимной симпатии и увлечённости научными исследованиями, у нас получится не больше двух-трёх групп, участвующих в "продолжении жизни". Ещё раз рассказать им про риски и... - Чангпу задумался, подбирая слова поделикатнее. - И провести эксперимент с полным медицинским контролем!
- Действительно, Наташа, чего ты заранее разошлась? Может, и не захочет ещё никто с Семёном размножаться, - не удержался от подколки Альтер Давидович. - Меня бы больше беспокоила материальная сторона вопроса. Если всё сложится удачно... Я имею ввиду, без патологий. В этом случае пар, готовых повторить эксперимент, может оказаться гораздо больше, и перед нами остро встанет квартирный вопрос.
- Предлагаю и эту проблему решать по мере возникновения, - с улыбкой отозвался Чангпу.

Семён подавленно молчал. Доставая утром конфеты из стенного шкафа, он потянулся и с улыбкой произнёс: "Эх, а дома я бы, наверное, уже внуков нянчил!" Студент первого курса журфака, по вечерам подрабатывавший курьером и жаждавший сенсационных новостей, даже не предполагал, какими баталиями обернётся эта невинная фраза! Сегодня молодому человеку исполнилось семьдесят лет.



Светка Конфетка

Отредактировано: 10.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться