Ночь любви

Размер шрифта: - +

Глава 6

Ашхарабек поставил чашку на один из шести стеклянных столиков на веранде и жестом пригласил мальчика присесть рядом.
- Знаешь, Иван, все мы оказались здесь помимо своей воли и вопреки своим планам. У каждого в этом центре своя боль, и каждый проживает её по-своему. Нет в этом ничего необычного, ведь все мы разные. Одно негласное правило висит над нами - не усугублять чужую боль. Все взрослые стараются его придерживаться.
Иван вздохнул и крепко сжал чашку.

Ашхарабек Тамразович Сарумян руководил Международным научно-исследовательским центром "Время желаний" со дня его открытия, он же был инициатором его создания. Центр был уникальным. Под его крышей объединились люди - не только учёные в общепринятом смысле, но и священнослужители разных конфессий, экстрасенсы и просто безудержные альтруисты, готовые на всё, чтобы присутствовать при рождении чуда. Вместительный административно-жилой корпус в форме семиугольника, семь "лепестков" лабораторных корпусов с отдельными входами и шлюзовыми переходами к центральному зданию, возможность автономного энергообеспечения для каждого здания, благоустроенный внутренний двор с детской площадкой и входом в бункер на случай... Да мало ли, какой может быть случай в этом неспокойном мире.
Задолго до создания центра Ашхарабек Тамразович работал в государственной лаборатории и вдоволь насмотрелся на наплевательское отношение к нуждам лаборатории со стороны высшего руководства и неоправданные жертвы со стороны сотрудников и их семей. Как ни странно, но именно успешная научная работа привела к закрытию лаборатории. Именно тогда, привлекая деньги из семейного бизнеса, Ашхарабек купил участок земли в заброшенной деревне и начал строительство, как он тогда думал, небольшой частной лаборатории, которая после одной невероятной экспедиции к горе Арарат и выросла в огромный научно-исследовательский центр.
Небезосновательно самым ценным ресурсом Ашхарабек считал людей, и приложил все усилия, чтобы обеспечить им максимальную безопасность. Уникальность МНИЦ была ещё и в том, что руководитель со своими верными товарищами для всех сотрудников центра старался создать комфортные условия. Как это часто бывает, люди, увлечённые своим делом, могли забыть про сон и еду, а некоторые и про то, что после рабочего дня их ждут дома любящие супруги и дети. Цену семейному счастью и детскому смеху мужчина знал. Именно поэтому в центральном здании центра размещались не только кабинеты администрации и номера для сотрудников, проводивших существенную часть жизни в научных изысканиях. Два этажа занимал центр детского досуга и развития для малышей, чьи родители не желали выбирать между детьми и работой. Любой сотрудник центра мог привести сюда малыша и проведать в перерывах между работой. Зная, что не будет больше вопроса, с кем оставить ребёнка, люди в центр переезжали целыми семьями! Лишь в одном Ашхарабек был непреклонен: отпуск по уходу за ребёнком у его подчинённых всегда был до достижения ребёнком трёх лет, и за этим он следил лично! Да, в его центре работали чудесные педагоги, а перед сном часто приходила няня Вероника, чтобы рассказать сказку, которую она сама же и сочинила, но... Ни одна наука в мире за всю жизнь не подарит матери тех открытий, которые ежедневно будет совершать её дитя - эту мысль он старался донести каждой женщине, готовящейся к чуду материнства.

Так было пятьдесят лет назад, до взрыва, произошедшего в одном из корпусов. Точнее, никто не знал, был ли это взрыв или что-то иное... Просто однажды днём, когда детишки были отправлены смотреть послеобеденные сны, Иван решил поискать маму. Он отправил ей сообщение с коммуникатора, которые носили все дети, тихонько вышел из спальни и направился в сторону перехода к одному из лабораторных корпусов. У выхода в коридор няня Вероника замерла, с мечтательной улыбкой обнимая швабру. "Не пропустит, - с досадой подумал Ваня. - Скорее бы уже стать взрослым, и можно будет самому ходить, где хочется!" Он уже развернулся обратно к спальне, как какая-то неведомая сила уронила его и прижала к полу. Брякнуло ведро, рядом растеклась вода, свет стал мигать и раздался оглушительный грохот! Сработала аварийная сигнализация, мальчик зажмурился и зажал уши руками. Ощущение тряски и ужаса он и теперь ощущает, как в тот день. Ваня очнулся, когда теплые руки Вероники гладили его по голове. За окнами все также был светило солнышко, зеленела листва и щебетали птицы, а коридор в "лепесток" примерно на трети обрывался дырой. Уже потом Иван узнал, что в четвертом лабораторном корпусе, где работала его мама, проводились эксперименты по изменению пространства и времени. Возможно, один из них увенчался успехом.

Так или иначе, здание МНИЦ "Время желаний"  - без одного лабораторного корпуса и бункера, но с детской площадкой во дворе - оказалось на новом месте, о чём говорила непривычная для взгляда растительность. Паники не было. Работники долгое время не могли поверить в происходящее. За время работы центр оброс поселком - со школой, библиотекой, медицинским пунктом, магазинами и перинатальным центром. У многих за пределами здания оставались родственники. Каждый второй был уверен, что просто задремал на работе, и всё происходящее - всего лишь сон, полный абсурда и смутного страха. И даже сейчас, по прошествии пятидесяти лет, пробуждение так и не наступило. Люди осваивали новую местность, продумали, как обеспечить себя продуктами и энергией, необходимой для функционирования центра, определили опекунов для четырех детей, оставшихся без родителей, и продолжали вести исследовательскую работу, но всё так же не теряли надежды, что корпус каким-то чудом вернётся на прежнее место. Или вернётся в свой посёлок "Время желаний", и всё станет так же, как и раньше. Именно эта надежда не позволяла намертво замуровать щербатый коридор или возвести к нему новую пристройку. Она же не позволяла надолго покидать здание, заводить детей, строить любые долгосрочные планы. Люди с огромным потенциалом в один момент оказались оторваны от прошлого и будущего.



Светка Конфетка

Отредактировано: 10.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться