Ночи Калигулы. Падение в бездну

Размер шрифта: - +

Глава XXI

  Калигула помог Друзилле забраться в  носилки. И улегся рядом, велев рабам плотно задернуть занавески. Закинув руки за голову, он рассматривал резные узоры на колонках и молчал. Вспоминал Агриппину, заботливо склонившуюся над плетеной колыбелью.

  - Что беспокоит тебя? – Друзилла мимолетным движением коснулась его груди, покрытой рыжеватыми волосками.

  - Мне нужен наследник, – отозвался Гай.

  Друзилла тихо вздохнула и отвернулась, мучительно прикусив губу. Что угодно она готова дать Калигуле, только не законного сына! А незаконный, зачатый от запретной кровосмесительной связи наследником быть не может.   

  - Гемелл ждет моей смерти, – доверительно шептал Калигула, обнимая Друзиллу и глядя в пространство, мимо нее. – Я заметил во время болезни нетерпение, отразившееся на его бледном вытянутом лице. Если у меня будет сын – Гемелл перестанет считаться наследником.

  Друзилла, отвернувшись, по-прежнему молчала. За ее спиной Гай мечтал о сыне. И был так далек, что не замечал крупных слез, текущих по лицу сестры. 

  - Сын укрепит мое положение...

  Друзилла беззвучно плакала. Сын от другой женщины выроет между любовниками пропасть, которую не проделали ни бабкины запреты, ни злая молва.

  - Я решил, что должен жениться.

  Она перестала сдерживаться и громко всхлипнула. Лишь сейчас Калигула с удивлением заметил слезы Друзиллы. Он обернул к себе покрасневшее от слез лицо сестры, вытер пальцами слезы, разгладил горькие складки в уголках губ.

  - Ты позволишь, Друзилла? – Гай просительно заглянул в глаза, упрямо избегающие его. – Только ради рождения сына! Я никогда не перестану любить тебя.

  - Кого ты избрал в жены на этот раз? – девушка не скрывала злобной ревности.

  Калигула откинулся на подушки и улыбнулся мечтательно.

  - Вчера я заявил в Курии, что хочу жениться. Попросил отцов-сенаторов выбрать для меня самую красивую женщину Рима. С какими серьезными лицами почтенные сенаторы перебирали достоинства и недостатки знатных матрон! Словно решали важнейшие государственные дела! – он рассмеялся с иронией. – Спорили час, пока не сошлись на одном имени. Красивейшей женщиной они назвали Лоллию Павлину, супругу наместника Ахайи. На ней я и женюсь. 

  - Она замужем, – сверкнув глазами, возразила Друзилла. Ей было больно слушать, как возлюбленный брат восхваляет красоту другой.

  - Разведется! – небрежно бросил Калигула.

  Император потянулся к Друзилле. Мерное покачивание носилок вызывало в нем желание. Шум толпы извне добавлял к ощущениям особую остроту. Друзилла, капризно глядя в сторону, оттолкнула настойчивые руки Гая. Отодвинулась от него на край носилок. Калигула вопросительно вздернул бровь, улыбнулся краем рта и отвернулся, небрежно насвистывая песенку гладиаторов.

  Остаток дороги прошел в тягостном молчании. Дом Агенобарба находился недалеко от Палатинского дворца, но ссора сделала непомерно длинными эти несколько кварталов.

 



Ірина Звонок

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться