Ночи Калигулы. Падение в бездну

Размер шрифта: - +

Глава XXVI

  Тиберия Гемелла отвели в дворцовое подземелье. Юноша жалобно плакал, молил преторианцев о пощаде. Трибун Кассий Херея пренебрежительно толкнул его в спину:

  - Не скули. Будь мужчиной, – равнодушно посоветовал он.

  Гемелл послушно вытер слезы краем тоги. Он старательно крепился, чтобы не заплакать вновь перед безжалостными мужчинами. Но, когда дверь темницы со скрежетом захлопнулась за его спиной, зарыдал еще сильнее.

  Оставшись один, Гемелл брезгливо огляделся и обхватил руками худые плечи. Серые стены пахли гнилью, на изломах трещин копошились мерзкие клопы. Гемелл, всхлипывая, прислонился спиною к стене. И тут же отскочил: ему померещилось, что клоп заполз ему под тунику.

  Два часа подряд он кругами бродил по узкой камере. Бормотал отрешенно:     

  - Я не виноват... Это было лекарство от кашля...

  Гемелл наивно надеялся, что преторианцы, стерегущие за дверью, услышат его и донесут императору. Устав ходить и бормотать, он прилег на грязный соломенный тюфяк, брошенный в углу, и заснул.

  Резь в мочевом пузыре разбудила его. Гемелл открыл глаза, бессмысленно озираясь вокруг. Спросонья он не сразу понял, где находится. Вспомнив, снова прослезился. С трудом поднявшись с тюфяка, Гемелл дотащился до двери. Попытался просунуть голову сквозь частые железные прутья.  

  - Мне нужно помочиться, – крикнул преторианцам, дежурящим снаружи.

  - Помочись в углу, – раздался насмешливый совет.

  Громкий оглушительный хохот ударил Тиберия Гемелла, словно пощечина. На дедовой вилле он рос посреди угодничества и лести. Почему теперь должен выслушивать грубые оскорбления солдат? 

  - Я сейчас помочусь на вас! – крикнул он тонким голосом, срывающимся от бессильной злости.

  Гемелл лихорадочно приподнял впереди тунику и подошел поближе к решетке. Благо, она начиналась на уровне колен. Шутник-преторианец со знанием дела оглядел мужское достоинство Гемелла и присвистнул:

  - Ну, этим ты вряд ли достанешь помочиться на меня!

  Юноша пристыженно опустил тунику и отвернулся. Худая спина, позвонки которой просвечивали сквозь ткань туники, нервно вздрагивала.

  - Ты, мерзавец, как смеешь издеваться над двоюродным братом императора?! – раздался громкий голос.

  Гемелл обернулся: в подземелье спускался Невий Серторий Макрон. В пламени факелов его крепкая высокая фигура казалась огненно-оранжевой. Макрон подошел к преторианцу, оскорбившему Гемелла.  

  - Сейчас же принеси Тиберию Гемеллу отхожий горшок и помоги ему при отправлении нужды, – строго велел он солдату.

  - Но я... – начал оправдываться молодой преторианец и тут же осекся под непреклонным, пронзительным взглядом префекта претория.

  Шутник поспешил на поиски горшка. Гемелл с надеждой смотрел на Макрона. Префект долго теребил в руках связку ключей. Найдя нужный, возился с замком от камеры несколько секунд, показавшихся для узника вечностью.

  - Макрон, император велел выпустить меня на свободу?! – нетерпеливо прыгая около решетки, спрашивал Гемелл.

  Макрон грузно вступил в камеру. За ним – дюжина преторианцев, закрывшая вход.

  - Тиберий Гемелл, сначала помочись, – ответил префект, сочувственно глядя на юношу. 

  Гемелл послушался. Как раз подоспел преторианец с медным погнутым горшком.    

  - Теперь скажи, – одергивая тунику, попросил Гемелл.

  Макрон тяжело вздохнул.

  - Гай Цезарь осудил тебя на смерть, – глядя мимо лица Гемелла, сухо произнес он.

  Гемелл побледнел. Капли пота выступили на гладком лбу. Губы искривились в гримасе ужаса.

  - Неужели Сенат приговорил меня? –дрожащим голоском пролепетал он.

  - Сенат?! – печально усмехнулся Макрон. – Император не советовался с Сенатом. Он сам вынес решение и подписал приговор.

  Гемелл отчаянно повалился на грязный тюфяк. Колотил ладонями и плакал в голос. Преторианцы столпились вокруг, глядя на него сверху вниз. 

  - Убейте меня! – рыдал Гемелл и дергался в испуге, ожидая смертельного удара.

  - Мы не можем, – ответил Макрон.

  Гемелл перестал рыдать. Приподнялся на коленях и обернул к Макрону красное, опухшее, искаженное страхом лицо.

  - Зачем же вы пришли? – хрипло спросил он.

  Макрон опустился рядом с Гемеллом на одно колено. Прижал к груди его растрепанную голову.

  - Никому из нас не позволено пролить кровь Цезарей, – шепнул он в ухо юноше. – Ты должен сделать это сам!

  - Сам?! – выкрикнул Тиберий Гемелл и дико рассмеялся. – Никогда!



Ірина Звонок

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться