Ночи Калигулы. Падение в бездну

Размер шрифта: - +

Глава XLIII

  Марк Эмилий Лепид поселился в Палатинском дворце. Его кубикула соседствовала с покоями Друзиллы. Часть дня он проводил у жены, чтобы убедить всех в законности брака.

  Лепид, скучая, рассматривал картинки на мозаичном полу. Он сидел на ложе для чтения, свесив правую ногу и поджав под себя левую. Друзилла, надменно молчаливая, смотрелась в зеркало. Гета сосредоточенно расчесывала рыжие волосы госпожи, словно совершала священнодействие.

  «Зачем мне враждовать с Друзиллой, если можно вкрасться к ней в доверие? – наблюдая за плавными жестами рабыни, размышлял Лепид. –  С ее помощью я могу узнать о мыслях Гая Цезаря».

  Лепид остановился за спиной Друзиллы. С небрежной легкостью оттолкнул рабыню-германку и выхватил черепаховый гребень из ее рук. Друзилла с удивлением наблюдала в зеркале странное поведение Лепида.   

  - Прекрасные волосы, – склонившись к тонкой шее девушки, произнел он. – К сожалению, твоя рабыня не умеет обращаться с ними.

  Друзилла скривила губы в гримасе недоверия. Марк Лепид, равнодушный или льстивый, не нравился ей. Но все же, он сумел зацепить в ней струнку женского кокетства.

  - А как надо? – приглаживая ладонью светло-рыжую прядь, спросила она.

  Лепид удовлетворенно улыбнулся. С видом знатока перебрал склянки с притираниями, расставленные перед зеркалом на ореховом столике. Открыл одну, понюхал и небрежно отставил в сторону. Взял другую, подцепил кончиком пальца содержимое и осторожно лизнул.

  - Миндальное масло, – заявил он. – Женщины втирают его в кожу, чтобы придать ей особую мягкость и сияние. Вели рабыне умащать им волосы. Вот так, – Лепид растер масло кончиками пальцев и погрузил руки в мягкие кудри Друзиллы.

  Волосы ярким золотом переливались сквозь пальцы Лепида. Он мягко массировал корни волос и кожу головы. Друзилла расслабилась, отдаваясь нежным прикосновениям. Лепид пристально наблюдал за ней сквозь полуопущенные веки. Уловив мгновение, когда на губах Друзиллы появилась дрожащая улыбка, Лепид заговорил обворожительным тоном:

  - Делай это ежедневно, и к исходу месяца твои волосы обретут ослепительный блеск. Как ты прекрасна! – восхищенно вздохнул он, встретив в зеркале взгляд Друзиллы. – Достойна быть императрицей, как никакая другая римская матрона!

  Друзилла напряженно вздрогнула. Лепид продолжал мягко втирать масло в корни волос. Ему хотелось обезволить ее, подчинить своим завораживающим прикосновениям.

  - Я страдаю оттого, что мне не позволено прикоснуться к тебе! – мелодично шептал Марк Лепид. – Будь я императором – ты стала бы моей императрицей!

  «Соглашайся, глупая! Выдай мне секреты братца-любовника! А уж я найду, как правильно использовать их!» – скрывая раздражение под улыбкой, думал он. И сильнее надавливал пальцами на голову Друзиллы. Хотел, чтобы его воля пробежала по нервным окончаниям и влилась в мозг девушки.

  Друзилла лениво качнула головой. Массаж, поначалу приятный, надоел и начал раздражать. 

  - Достаточно, Лепид, – мягко, без привычного высокомерия, попросила она. – Теперь уходи. Позволь мне побыть одной.

  Лепид послушно отступил к двери. Друзилла, повернув голову, смотрела на него широко раскрытыми глазами. «Самое время уйти, – влюбленно улыбаясь жене, подумал он. – Пусть в одиночестве внимательно обдумает мои слова».

  Обернувшись напоследок, он взглядом темных, близко посаженных глаз велел Друзилле: «Предай брата, и мы с тобой займем его место!»

  Друзилла отвернулась в смятении. Марк Лепид пугал ее. Закрыв глаза, она бессильно уткнулась лицом в сложенные крест-накрест руки. Кто-то с ласковой настойчивостью потянул ее за край столы. Друзилла приоткрыла один глаз. У ее ног на коленях стояла Цезония. 

  - Не доверяй Марку Лепиду, – разведенная матрона просительно сложила узкие ладони.

  - Ты слышала, что он сказал? – тихо спросила Друзилла.

  Цезония утвердительно затрясла острым подбородком: 

  - Лепид хочет стать императором вместо Гая Цезаря. Кровь Августа заговорила его честолюбию.

  Друзилла простонала сквозь зубы:

  - Я никогда не допущу этого!

  Цезония поднялась с колен. Теперь она возвышалась над сидящей Друзиллой. Слабая, растерянная императорская сестра потянулась к сильной подруге в поисках поддержки. Цезония, снисходительно обняла Друзиллу и прижала к груди. Друзилла нервно всхлипнула, пряча лицо в складках зеленой столы подруги.

  «Слишком слаба! – думала Цезония, глядя в серебрянное зеркало, поверх головы Друзиллы. – Слабые должны уходить, чтобы осводить место сильным!»

  - Успокойся, – ласково произнесла она, гладя растрепанные волосы Друзиллы. – Мы победим Марка Лепида, действуя хитро и осторожно.

  Друзилла послушно кивнула. Всхлипывание потрясало ее хрупкие плечи.



Ірина Звонок

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться