Ночи Калигулы. Восхождение к власти

Размер шрифта: - +

Глава ХХХI

  Даже вдали от Рима Антония не влачила одинокое существование. Виллу старой вдовы часто посещали гости: друзья покойного мужа, былые клиенты рода Антониев, или просто соседи – провинциальная знать, польщенная знакомством с матроной из императорской семьи.

  Гней Кассий, владелец огромного поместья по другую сторону Везувия, два раза в год исправно посещал несгибаемую, несмотря на годы и невзгоды, старуху. В этот раз он привез ей отменные дары – сушеную малину, пять модиев маслин и бочку солонины. И, наслышавшись о прибытии внучек Антонии, захватил с собою старшего сына, Мамерка – двадцатилетнего прыщавого бездельника, недавно облачившегося в тогу совершеннолетнего.

  Антония приняла гостя в атриуме, не выпуская из рук привычного веретена.

 - Нынешние женщины разучились вести хозяйство, как во времена предков, – недовольно брюзжала она. – Думают лишь о притираниях и румянах. Да еще – стыдно сказать! – о красоте рабов!

 - Увы, благородная Антония, роскошные заморские обычаи покорили славный Рим и принесли с собой небывалое падение нравов, – вторя ей, сокрушался Гней Кассий.

 - Новые обычаи претят мне. Я учу внучек прясть и ткать. И уважать мужа, как главу семьи, – раздраженно распутывая пряжу, продолжала Антония.

  - Я тоже воспитываю сына в строгости, – воодушевленно подхватил гость.

  - Разве он не посещает гетер Неаполя? – хозяйка насмешливо покосилась на Кассия.

  - Никогда! – округлив глаза, заверил тот. – Клянусь Дианой, Мамерк еще девственник. И останется таковым до брака. Кроме того, он получит после моей смерти четыре миллиона сестерциев, земли и виноградники, дом в Неаполе... – деловито перечислял Гней Кассий.

  - Завидный жених! – суховато засмеялась Антония. – Но моим внучкам мужей приищет сам император.

  Гней Кассий пристыженно замолчал.

 

***

  Мамерк Кассий в саду развлекал учтивою беседой сестер Калигулы. Юлия Друзилла и Агриппина, приодетые и нарумяненные в честь гостей, покоились в складных креслах с низкими спинками и круглыми подлокотниками. Маленькая Ливилла немного поодаль играла с куклой, любопытно прислушиваясь к разговору старших. Калигула хмуро прилег на траву позади Друзиллы. Он раздраженно молчал, покусывая травинку и время от времени злобно оглядывая Мамерка.

  Молодой гость сидел на табурете, широко расставив ноги, обтянутые новой белоснежной тогой. Довольство собой читалось на упитанном, лоснящемся лице.

  - Говорят, в Египте снова появилась чудесная птица феникс, – убедительно рассказывал он девушкам. – Птица эта живет пятьсот лет. А иные утверждают, что более тысячи. Когда феникс чувствует приближение смерти, то строит гнездо и изливает в него детородную силу. И новый птенец появляется вместо умершего отца. Кто найдет перо феникса, тому откроется тайна вечной молодости.

  - О! – восторженно простонала Агриппина. – Как бы я хотела найти это перо, чтобы не стареть и не уподобиться бабке Антонии!

  - Разве нам позволят посетить Египет? – разочарованно заметила Друзилла. – Существует ли в Италии нечто, сравнимое с пером феникса?

  - Да, – важно кивнул Мамерк, раздуваясь от гордости. – Коренья мандрагоры, растущие глубоко под землей. Кто приготовит по всем правилам отвар из этих кореньев и выпьет его – помолодеет на десять лет.

  Сестры восторженно внимали самодовольному рассказчику. Юлия Друзилла в волнении сжала ладонями подлокотники кресла. Каким грациозным показалось это движение Калигуле. Каким изящным был поворот тонкой шеи! Как заблестели глаза цвета морской пучины! Как жадно уставился на нее несносный Мамерк Кассий! Почему Друзилла улыбается ему? Неужели ей нравится этот прыщавый юнец? Ведь он отвратителен: передние зубы искривлены и почернели; мелкие капли пота усыпали узкий лоб. Шерстяная тога заставляет его немилосердно потеть. Но тщеславный Мамерк, несмотря на жару, напялил тогу, чтобы похвастаться своим совершеннолетием и затмить Калигулу!

  - Где растут мандрагоры? – нежным голосом спросила Друзилла, усугубляя страдания Гая.

  - Здесь, на соседнем поле, – небрежно махнул рукою Мамерк. – Если хочешь, я покажу тебе, благородная Юлия.

  - Хочу, – воскликнула девушка. Лицо ее раскраснелось, глаза загорелись странным огнем.

  - Расскажи еще о чудесах, – попросила Агриппина.

  - Охотно, – согласился польщенный юнец. – Есть в дельте Нила некий храм, где поклоняются богу с напряженным детородным членом. Когда женщина хочет излечиться от бесплодия, она приходит в храм и...

 - Хватит! – прервала заговорившегося Мамерка Юлия Друзилла. Она мучительно покраснела и мяла тонкими пальцами край туники. – Лучше покажи мне, где растут мандрагоры.

  Мамерк с готовностью вскочил с табурета и протянул девушке крупную руку с обкусанными ногтями:

 - Позволь помочь тебе, благородная Юлия!



Ірина Звонок

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться