Ночи Калигулы. Восхождение к власти

Размер шрифта: - +

Глава XLIX

  Луций Кассий Лонгин возвращался домой с нетерпеливой радостью. Проведя утренние часы на Форуме или в Комициях, он успевал стосковаться о юной жене. Говорил ли он о политике или о частных делах, мысленно видел перед собою Юлию Друзиллу.

  Кассий переступил порог и улыбнулся, заметив жену, привычно ждущую его в атриуме. Подошел к ней и поцеловал в губы со спокойной, удовлетворенной страстью. Друзилла с непритворной нежностью ответила на поцелуй мужа. Но Кассий заметил ее печальный и вялый вид.

   - Чем занималась ты в мое отсутствие? – спросил он, скрывая пытливость за улыбкой.

  - Я посетила родственницу, Эмилию Лепиду, – вздохнув, ответила она. – Ее дом изысканно красив. В атриуме – большие вазы с заморскими деревьями. И множество цветов – базилик, фиалки, желтые дамасские розы... Их аромат расходится по всему дому. Дикий виноград ползет вверх по мраморным колоннам, и разноцветные африканские птицы сидят в золоченных клетках. А у нас все украшения – эта нелепая, никому не нужная прялка и уродливые Лары у закопченого очага.

 - Не говори так о хранителях рода! – Кассий виновато посмотрел на глиняные фигурки. – Уродливые или нет, но их лепили мои предки с доброй памятью об умерших. А что касается прялки... Если она тебе не по нраву – я велю отнести ее в помещение рабынь. Хочешь цветов и деревьев? Я дам тебе денег на их покупку. Ты хозяйка в этом доме и можешь украсить его, как твоей душе угодно. Только Ларов не трогай.

  «Ничего, я прикрою уродцев зеленью», – обрадованно подумала Друзилла. И прижалась к мужу с обезоруживающей благодарностью.

  - Посмотри, что я купил тебе сегодня в лавочке у портика Ливии, – Кассий протянул жене золотой браслет с изумрудами. – Камни сияют, как твои глаза!

  Друзилла восторженно взвизгнула и, любуясь браслетом, надела его на тонкую руку.

  - Спасибо, милый Луций! – она ласкалась к мужу, по-кошачьему изгибая спину и щуря зеленые глаза.

  - Знаешь, какую новость я услышал на Форуме? – Кассий Лонгин ласково притянул Друзиллу на колени.

  - Какую?

  - Твой брат Гай женится на дочери сенатора Юния Силана.

  Друзилла снова поскучнела. Взгляд потух, стал невыразительным. Исчезло желание играть в мартовскую кошку. Кассий подумал, что к жене снова вернулась вялость, вызванная завистью к Эмилии Лепиде.

  - К его свадьбе я куплю тебе красивые украшения и ткани, которые ты сама выберешь, – заверил он.

  Друзилла постаралась улыбнуться.

  - Луций, идем в опочивальню, – пряча лицо в складках мужниной тоги, просительно шептала она.

  - Но сейчас подадут обед, – целуя ее шею, ответил Кассий.

  - Пообедаем потом. Когда вода в клепсидре доберется до следующей черточки, – томно изгибаясь, ответила Друзилла.

  И Луций Кассий Лонгин сдался, как всегда. Подхватив на руки худощавое, легкое тело жены, он нес ее в опочивальню и готов был кричать на весь город о небывалом счастье, выпавшем ему.

  - Люби меня, Луций! – страстно шептала Юлия Друзилла, отдаваясь мужу. – Люби меня так, чтобы я забыла обо всем, кроме твоей любви!

 



Ірина Звонок

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться