Ночи Калигулы. Восхождение к власти

Размер шрифта: - +

Глава LIX

  Юния Клавдилла незаметной тенью прошла по жизни Калигулы. И умерла как раз в тот момент, когда ее смерть была желанна ему. Обыкновенное совпадение, но Гай увидел в нем волю богов, освободивших его от изрядно надоевших уз Гименея.

  После похорон, на которых Калигула добросовестно притворялся безутешным вдовцом, он вздохнул спокойно. Лишь одно обстоятельство омрачало радость Гая: возвращение Кассия. Влюбленный супруг ни на шаг не отходил от Друзиллы.

  Ночами Гай часто не мог заснуть. Сбрасывая на пол одеяла, он ворочался на ложе и мечтал о Юлии Друзилле. Порою ее вымышленные ласки казались Калигуле столь реальными, что он стискивал коленями подушку, чтобы умерить огонь в крови. Промучавшись так несколько ночей, он стал брать в постель рабынь. Закрывая глаза, Калигула ласкал рабыню, а видел неизменную Друзиллу.

  Только с нею он не чувствовал себя одиноким. Но, когда Друзиллы не было рядом, одиночество захлестывало его. Рядом непрестанно сновали рабы, чеканным шагом проходили солдатские когорты, восторженно шептались за спиной плебеи, льстиво улыбались патриции... И ни одного искреннего дружеского лица! Одиночество в толпе – самый страшный, самый изнуряющий вид одиночества.

  Калигула вспомнил о том единственном человеке, которого мог назвать другом – о Макроне. И посетил дом префекта на склоне Виминальского холма.

  Макрон заботливо провел Калигулу в триклиний и указал ему красиво украшенное ложе.

  - Располагайся поудобнее, Гай Цезарь, – приговаривал он. – Сейчас Энния велит рабам принести закуски.

  Калигула протянул ноги рабыне, которая проворно стянула с гостя башмаки и мягкими движениями умащала ступни ароматным лавандовым маслом.

  - Сочувствую тебе из-за смерти Юнии, – Макрон сокрушенно покачал удлиненным от скорби лицом.

  Калигула равнодушно пожал плечами.

  - Юния умерла, – заметил он, поедая розовые креветки. – Мне очень жаль. Но хоронить себя заживо из-за этого я не намерен.

  - Ты прав: мертвецы уходят, а живые должны жить пока сами не умрут, – осторожно согласился Макрон. Он решил поддакивать Калигуле в любом случае – будет ли тот оплакивать Юнию, или ругать покойную.

  - Если не стало жены – заменим ее знакомыми шлюхами, – улыбнулся Гай.

  - И этой же ночью! – весело добавил Макрон, безошибочно уловив настроение Калигулы. И тут же сделал гостю предостерегающий знак: в триклиний вошла жена Макрона, Энния.

  Благородная матрона, напустив на себя кокетливую нерешительность, остановилась между мужем и гостем.

  - Гай Цезарь, – произнес Макрон. – Позволь представить тебе мою любезную супругу.

  Калигула внимательно оглядел женщину и милостиво кивнул. Она скромно улыбнулась и присела рядом с мужем.

  Энния хорошо изучила особенности своей красоты. Она знала, что нос ее немного длинноват, лоб по-мужски высок, и слишком полны красные губы. Но знала она и то, что мужчины восхищенно заглядываются на ее яркое неповторимое лицо, которое кажется утонченнее, когда Энния пышно взбивает надо лбом темно-русые волосы. Песочно-желтый цвет туники красиво подчеркивал смуглый загар кожи. Золотой пояс стягивал талию женщины, намеренно выделяя пышность бедер и груди.

  Порою, при определенном освещении, тени искажали грубоватые черты лица Эннии, и она становилась некрасивой. Но стоило молодой матроне отойти подальше от светильника – и Энния вновь превращалась в красавицу.

  Много часов она провела перед зеркалом, ловя мгновения, в которые выглядела лучше всего. Появляясь в обществе, Энния жадно замечала мужские взгляды, пытаясь понять, нравится она мужчинам или нет. Выглядеть красавицей, очаровывать мужчин – стало смыслом ее существования.

  - Я наслышана о твоем несчастье, благородный Гай, – нежно проговорила Энния, обволакивая Калигулу мягким взглядом голубых глаз.

  - Срок траура скоро пройдет, – небрежно заметил Калигула.

  - И ты можешь вступить во второй брак, – вмешался Макрон. – В Риме много красивых знатных девиц. Есть, из кого выбрать.

  Гай брезгливо поморщился:

  - Ну нет! Теперь я не намерен жениться! – воскликнул он. – Разве только встречу женщину, способную свести меня с ума, – Калигула заинтересованно скользнул взглядом по роскошным округлым формам Эннии.

  Энния перехватила его взгляд и осталась довольна очередным доказательством своей привлекательности. Проницательный Макрон тоже заметил взгляд Калигулы и ответную неуловимую улыбку жены. Поначалу он нахмурился, но почти сразу его лицо приобрело безмятежное выражение.

  - Дорогая Энния, – обнял он супругу за пышные плечи. – Гай Цезарь желает прогуляться по Риму и приказывает мне сопровождать его.

  Энния томно повернулась к мужу, позволив тунике нескромно обрисовать формы ее тела.

  - Нет, я уже не желаю покидать твой гостеприимный дом, – поспешно заявил Калигула, искоса оглядывая кокетку. – Останемся здесь.



Ірина Звонок

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться