Ночи Калигулы. Восхождение к власти

Размер шрифта: - +

Глава LXIII

  Ночь безмятежно сияла множеством звезд. Невий Серторий Макрон терпеливо ждал жену, задержавшуюся на свидании с Калигулой.

  «Прошло много времени с тех пор, как Энния сошлась с Гаем Цезарем, – бродя по темным комнатам, угрюмо думал он. – А заговор все еще не сдвинулся с места. Весь Рим уже знает о их связи. Шепчутся за моей спиной, смеются над глупым обманутым мужем... Никто не знает, какой грандиозный план овладел моим рассудком. Пусть Энния убедит Калигулу убить императора, а затем я просто-напросто прогоню ее. Найду себе новую жену – мягкую, скромную, целомудренную, покладистую... Поскорее бы! Мне сорок лет, дальше ждать невмоготу. Хочется провести остаток жизни в вымечтанном и старательно подготовленном счастье!»

  Макрон вздрогнул, очнувшись от волнующих мыслей. Возбужденно смеясь, наконец вернулась Энния.

  - Ты здесь? – глупо хихикнула матрона, завидев мужа. Ее дыхание обильно пахло вином.

  Макрон улыбнулся ей, старательно скрывая отвращение. Ему казалось, что на оголенной шее жены отчетливо видны влажные липкие пятна – следы поцелуев Калигулы.

  Энния притихла, заметив, что муж внимательно разглядывает ее. Завернулась в синее, затканное серебряными цветами покрывало, скрывая наготу роскошных плечей. Но это не помешало Макрону мысленно видеть жену обнаженной, в объятиях другого. И сейчас префект претория остро ненавидел Эннию, пахнущую пороком и вином, несущую на своем теле отпечаток чужого. Макрон уже не любил ее. Остатки чувства исчезли в тот момент, когда Энния согласилась на позорную сделку. Но память о былой любви заставляла его ревновать.

  - Ты говорила с Гаем Цезарем? – глядя в сторону, поинтересовался Макрон.

  - Да, – осторожно ответила Энния, оценив деликатность мужа. Он предпочел сказать «говорила», а ведь мог выбрать и иное слово. Должно быть, Макрон чувствует себя неловко, отправляя жену на любовные свидания с Калигулой. Что же, сам виноват. Пусть терпит.

  - Он согласен убить Тиберия? – хрипло, с трудом раздирая слипшиеся губы, спросил Макрон.

  Энния задумчиво отошла к окну. Выглянула в сад сквозь слюду, и ничего не различила, кроме неясной синей мути.

  - Ну что же? – настаивал Макрон, уставившись на ее лопатки, прикрытые дорогой синей тканью. «Неужели я должен зависеть от этой толстой глупой шлюхи?» – отчаянно думал он.

  - Он хочет, чтобы Тиберия убил ты, – Энния рассеянно подышала на слюду и провела пальцем по образовавшемуся мутному пятну.

  Макрон дернулся и приложил ладонь к пылающему лбу. Энния зло усмехнулась: ей нравилось мучать мужа. Она еще немного помолчала, ожидая ответа. Но ответа не последовало. Префект претория беззвучно открывал рот и снова закрывал его, ничего не сказав. Слова путались в мозгу и упорно не связывались в определенную фразу.

  - Калигула боится, – помедлив немного, заявила Энния. – Предпочитает, чтобы кто-то другой полез за него в огонь.

  Макрон присел на резной табурет и в отчаянии ударил себя ладонью по лбу. Энния исподтишка наблюдала за ним. «Сейчас он сам полезет в ловушку, расставленную им для другого!» – мстительно думала она.

  Энния подошла к мужу и стала позади его. И, словно в первое, безоблачное время брака, коснулась ладонями его мускулистой спины. Она умело мяла и массировала упругие мышцы, чувствуя, как напряжение постепенно исчезает под ее гибкими пальцами. Макрон расслабился, прикрыл глаза и откинул уставшую голову, почти касаясь волосами полной груди Эннии.

  - Но Гай Цезарь согласен действовать вместе с тобой, – заманчиво шептала она, склонившись к уху мужа.

  Макрон, не открывая глаз, слабо улыбнулся. Надежда еще оставалась. Энния, чутко уловив колебания мужа, продолжала:

  - Соглашайся. Общее преступление крепко привяжет его к тебе.

  - Поделив со мной опасность, ему придется поделить и власть, – размышлял Макрон.

  - Дальше медлить нельзя, – настойчиво шептала Энния, вцепившись в плечи Макрона как стервятник. – Ты знаешь Калигулу: он труслив. Если мы не поспешим убрать Тиберия сейчас, пока Гай Цезарь полон решимости – упустим возможность.

  - Ты права, ты права... – упорно бормотал Макрон. – Сейчас – или никогда!

  Энния смолкла и предусмотрительно отошла к стене, оставив Макрона одного. Она ловко натолкнула мужа на нужное ей решение. Но принять его Макрон должен без постороннего участия. Чтобы сильнее прочувствовать ответственность, которую берет на себя!

 - К исходу месяца я должен отправиться на Капри, с очередным донесением для императора, – шептал Макрон, до предела раскрыв невидящие глаза. – Если Гай Цезарь согласится сопровождать меня, мы вдвоем сможем привести план в действие.

  - Я передам ему, – едва слышно отозвалась Энния.

 

***

  Несколько дней спустя Макрон встретил Калигулу на Марсовом поле. В компании тщательно завитого, со всеми учтивого Пассиена Криспа, Гай прогуливался по лавочкам в портике Ливии.



Ірина Звонок

Отредактировано: 25.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться