Ночная радуга

Глава 8. Месть

Какие отрастил когти...

И не ври, что было лень обрезать.

Ты просто мечтаешь вцепиться в то горло,

Которое обещал целовать.

Моника Фортино

Страшнее нет на свете зверя,

чем обуянный жаждой мести человек.

Александра Лисицина

- Вы дочь Ильи? – шепотом выдыхает Таисия Петровна в наступившей тревожной тишине.

- По крайней мере, так мне говорит моя мать, - осторожно шучу я.

- Никита! – первый раз слышу, как можно визжать шепотом, но мать Верещагина именно визжит, по-другому не скажешь. – Как ты мог!

Замираю, с любопытством глядя на взволнованную бледную женщину. Наконец, хоть что-то прояснится.

- Чувства оказались сильнее, - твердо говорит Никита, взяв меня за руку и утопив мой кулачок в своей широкой ладони. – Лера теперь - часть моей жизни. Главная ее часть! Кто осмелится…

- Что ты! – обиженно перебивает его Рита. – Как ты мог подумать, что кто-то из нас способен…

- Еще как способен. Вернее, способна, - теперь не дает договорить Рите Никита, обводя всех за столом серьезным строгим взглядом, словно предупреждая.

Интересно, кого из этих трех женщин он имеет в виду? Или всех?

Рита досадливо хмурится, вздернув хорошенький курносый носик. Елена Барон смотрит на меня высокомерно, но не более. На лицо Таисии Петровны возвращаются краски, она скорее растеряна, чем раздражена.

Я порчу пафос момента неожиданной репликой:

- Ники! Что ты! У тебя такие чудесные родственники и друзья!

Верещагин вздрагивает от неожиданности, словно вспомнил обо мне только что, и цепким взглядом ловит мой взгляд, пытаясь что-то понять или прочесть. Сейчас хорошо бы томно похлопать ресницами, но это не будет вязаться с моим прежним поведением. Эх… Надо было выбрать другое амплуа, но теперь уже поздно. Образ очарованной дурочки явно будет перебором.

Вспоминаю, как часто мы с друзьями раньше ходили в театр. Там работала заведующей литературной частью Варькина бабушка Елизавета Васильевна. Мы бывали на всех премьерах и капустниках. После успеха школьного спектакля «Недоросль» Варька даже некоторое время хотела стать актрисой. Однажды после очередной премьеры мы сидели в нашей «Пельменной». Варька рассказывала нам, какие амплуа могут быть у актрис, и раздавала их нам.

- Мне хочется играть характерные роли: Проказницу, Клоунессу! – заявляла Варька, послушно открывая рот. Вовка кормил ее горячими пельменями, предварительно дуя на них, чтобы она не обожглась. – Такой простор для выражения эмоций! Я бы развернулась!

- Вы с Вовкой еще за предыдущее не отсидели! – смеялась Сашка. – Но я с тобой согласна! На сцене из тебя бы получилась очаровательная хулиганка.

- Тебе, Сашка, подойдут амплуа и Моралистки, и Свахи, и, прости, Куртизанки! – хихикала Варька, давясь пельменем.

- И смех, и грех! – веселилась Сашка. – Куртизанка-моралистка – звучит многообещающе! А Лерка тогда кто?

- Лерка - Героиня, Влюблённая, даже Злодейка! – возбужденно размахивая руками, вещала Варя. – Я бы очень хотела увидеть ее именно в образе Злодейки! Красивое зло – это очень круто!

Красивое зло. Не думаю, что мне подходит это амплуа. А вот моему «мужу»…

- Никитон! – Рита подмигивает мне. – Семейное торжество все-таки можно было бы провести! Только для своих. Здесь, за городом.

- Обещаю подумать, - лениво отвечает Верещагин, взглядом заставляя меня молчать.

Рита в восторге почти подпрыгивает и снова хлопает в ладоши. Травести! Она точно травести. Так странно, что взрослая женщина выбрала такой стиль поведения.

Таисия Петровна откладывает столовые приборы. Невооруженным глазом видно, что настроение у нее испорчено необратимо.

- Мы можем поговорить, Никита? – спрашивает она, о чем-то мучительно думая. – Наедине.

- Я ненадолго, - многообещающе шепчет Верещагин, целуя мою ладонь и вставая из-за стола.

Никита помогает матери встать, и они выходят из гостиной.

- Уже выбрали, куда поедете в свадебное путешествие? – любопытство веселыми огоньками прыгает в добрых глазах Риты.

- Путешествие? – теряюсь я, и моя искренность удивляет молодых женщин.

- Даже не обсуждали? – не верит мне Рита, смешно выпучив глаза. – Да это же так важно!

- Разве? – пожимаю я плечами.

- Конечно! – Рита даже привстает. – Ты же можешь выбрать какое угодно место! Никитон повезет тебя, куда только пожелаешь!

- Валерия, возможно, мало где была, - сочувственно улыбаясь, встревает в наш диалог Елена.

- Вы правы, - согласно киваю я журналистке. – Я была только в Италии, Испании, Франции, Португалии, Германии, Австрии, Швейцарии, Норвегии, Финляндии, Дании, Японии, Канаде, Штатах.



Жанна Володина

Отредактировано: 12.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться