Ночная радуга

Глава 12. Курятник

Нет, я не знал забавы лучшей,

чем жечь табак, чуть захмелев,

меж королевствующих сучек

и ссучившихся королев.

Игорь Губерман

Была вчера на выставке гадюк.

Вернулась с медалью и грамотой.

Современный «стервозный» статус

К субботнему приему по случаю открытия выставки, аукциона и светского ужина я готовлюсь тщательно. Впервые в жизни мне важно выглядеть как можно лучше. Почему? Зачем? Для чего мне что-то доказывать человеку, который видит во мне только объект для осуществления мести? Я и сама не знаю…

Перед сном, позвонив подругам и Игорю, сообщаю им последние новости. Информацию об использовании Верещагиным фотографии Ваньки в давлении на меня мы с Игорем решаем пока скрывать.

- Это психология, Лерка! Чистый блеф! – убеждает меня Игорь. – Мне нарыли о твоем Верещагине всё! Если он способен нанести вред ребенку – к чертовой бабушке уволю своего аналитика да и в себе разочаруюсь. Не его формат! Просто пугает.

Около полудня появляется Виктор Сергеевич. Он бодр, активен, предупредителен. О происшествии напоминает только легкий свежий шрам над бровью.

- Это все последствия от встречи с подушкой безопасности? – напряженно спрашиваю я. – Говорят, при ее срабатывании могут быть серьезные травмы.

- Могут, - улыбается Виктор Сергеевич. – Но не было. Рад, что всё получилось так, как задумывалось. Надеюсь, Аркадий вас впечатлил? И внешним видом, и манерами?

- Впечатлил. Бабочкой, - киваю я. – Он ведь ваш брат?

- Старший. Разница - пятнадцать лет, - подтверждает Виктор Сергеевич. – Аркадий - бывший личный охранник господина Вяземского. Последние десять лет – начальник его службы безопасности.

- Поговорим? – с надеждой спрашиваю я и тут же бросаю вопрос. – На кого же вы работаете?

- Я говорил вам, - мягко напоминает Виктор Сергеевич. – На своего работодателя.

- Остроумно, - соглашаюсь я с ответом. – И кто же он? Фамилия?

- Верещагин, - отвечает мужчина, не моргнув глазом.

- Разве? – позволяю себе усмешку недоверия. – Тогда почему?

Виктор Сергеевич молчит. Его темно-серые глаза, намного темнее моих, светятся умом и доброжелательностью.

- Тогда почему вы везли меня к Верещагину, но участвовали в передаче отцу? Да еще с такими приключениями? - пристально смотрю на стоящего передо мной мужчину. - Это часть чьей игры? Верещагина или Вяземского? Кто кого сегодня переиграл?

- Пока всех переиграли вы, - произносит странные слова Виктор Сергеевич и переключает меня на свой вопрос. – Магазин и салон или всё на дом?

- Я хочу в люди, - отвечаю я и вижу его широкую понимающую улыбку. – Но могу ли я позволить себе выйти? Хотя бы за платьем?

- Положитесь на меня, - склоняет голову в знак уважения этот странный мужчина.

 

- Каждая женщина обязательно встречается с ним, своим безупречным платьем. Везучим женщинам такая встреча светит несколько раз! – вспоминаю я Сашкины слова, которые она говорила нам с Варькой во время очередного «похода» в Нарнию.

И я встречаюсь с ним, моим новым безупречным платьем. Это темно-серое миди с запахом и узлом. Продавец-консультант назвала цвет «древесно-угольным». Интимный запах, иначе не скажешь, делает платье потрясающе сексуальным, а огромный узел подчеркивает талию.

- Вы стали такой хрупкой! – удивленно восклицает испуганная девушка, представившаяся Полиной.

Испуг продавца вызвало невероятное количество фактурных мужчин, заполнивших магазин готового платья одного из европейских брендов. Двое на крыльце. Трое в салоне. Это она еще не знает, что несколько человек во внутреннем дворе со стороны черного входа, да и приехали мы на трех автомобилях в сопровождении Аркадия Сергеевича.

- Стала? – переспрашиваю я.

- Вы очень стройная, но… в этом платье стали трогательно хрупкой. Как… - восторженная девушка старается подобрать понятный мне образ. – Как веточка на морозе. Такая… корочкой льда покрытая. Неужели вам не нравится?

- Нравится, - честно отвечаю я, мысленно подобрав к платью и клатч, и туфли. – Упакуйте.

- Подождите, не снимайте! – суетится Полина и просит меня пройти в зал. – Надо показать вашему отцу.

- Отцу? – теряюсь я.

- Я больше духовный отец, - с доброй усмешкой говорит Полине Аркадий Сергеевич, откровенно любуясь мной. – Но от такой дочери не отказался бы!

- Вы оригинал! – улыбаюсь я мужчине и вижу очень похожую усмешку на лице Виктора Сергеевича. – Дочерью мне быть еще не предлагали. Были другие замысловатые варианты на выбор.

Хозяйка магазина, холеная возрастная женщина с аккуратным естественным макияжем, в темно-синем строгом костюме предлагает всем кофе, но соглашается только Аркадий Сергеевич.



Жанна Володина

Отредактировано: 12.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться