Ночная радуга

Глава 17. ВВВК

Трое могут сохранить секрет,

если двое из них мертвы.

Бенджамин Франклин

Вот встретить бы того,

кто пишет сценарий моей жизни и спросить:

у тебя совесть есть?!

Мудрость из Интернета

Возрождаю к жизни свой планшет, до этого момента лежащий на дне одного из чемоданов. Мне нужно видеть лица моих подруг, пока я не свихнулась окончательно.

Ночь. Звоню по скайпу Сашке, которая ночует у Вари. Максим в очередной командировке. Подруги слушают не перебивая. Милая Варя с прочесанными на ночь каштановыми кудрями, убранными в две косички, и бодрая блондинка Сашка с короткой стрижкой, делающей ее лет на десять моложе.

Мой рассказ о званом ужине, диалоге с Екатериной и триллером на подземной парковке встречен ими потрясенным молчанием. По окончании скупого, но точного повествования Сашка витиевато ругается, а Варя нервно хихикает.

- Сергей-Филипп ведет себя логично тому, что мы о нем знаем, - убежденно говорит Варя. - Вот именно от него и можно было этого ожидать. Разве нет?

- А чем там всё закончилось? – живо интересуется Сашка в радостном возбуждении. – Стреляли?

- Нет, - облегченно выдыхаю я. – Не стреляли. И вообще это было для антуража. Я уверена. Никто бы не стал стрелять. Это же не шутки. Это же потом в полиции объяснять надо. Тем более Сергей-Филипп там служил или служит. У них отчет по расходу каждого патрона письменный. Я в сериале видела.

- Он и свои патроны купить мог, - логично поправляет меня Сашка. – И пистолет мог быть свой, а не служебный.

- Пистолет или револьвер? Они ведь отличаются? – спрашиваю я, не боясь показаться глупой.

- Отличаются, - тут же откликается Варя. – Главное отличие – у пистолета затвор не передергивается. Только при установке нового магазина или при осечке, а у револьвера передергивается.

- Еще пистолет отбрасывает гильзу автоматически, а в револьвере они остаются в своих гнездах, - встревает Сашка.

- Поэтому при длительном огневом контакте, - важно перебивает ее Варька, - удобнее пользоваться пистолетом!

- Зато при осечке профессионалы выше ценят револьвер, - Сашка оттесняет Варю плечом от экрана. 

- Зато пистолет выигрывает в скорострельности! – ворчит Варя.

- У пистолета магазин, а у револьвера барабан! – смеется Сашка, наслаждаясь спором.

- Девочки! – смеюсь и я. – Вы меня пугаете! Откуда такие познания? Но главное - зачем?!

- Я часто корректирую и редактирую книги, в которых эти мелочи очень важны по содержанию, - весело объясняет Варя. – Специально изучала. А то у некоторых авторов герои эффектно крутят барабан у пистолета или ловят разлетающиеся гильзы у револьвера. Что ошибочно по сути и раздражает знающих читателей, отвращая от книги.

- А ты, Сашка? – подозрительно спрашиваю я. – Ты-то откуда?

- Ну… - Сашка отводит глаза. – Я когда-то стреляла и из того, и из другого. Потом как-нибудь расскажу…

- Какая тебе разница, из чего тебя застрелят? – философски спрашивает Варька и тут же пугается того, что сказала. – Ой! Прости!

- Хотелось бы еще пожить! – тоже философствую я, нисколько не обидевшись на эмоциональную подругу.

- Готовы слушать, что нарыл мой хакер? – важничая, спрашивает нас довольная собой Сашка.

- Что-то стоящее? – интересуюсь я. – Про Риту и  ее семью?

- Верещагин сказал тебе, что его умерший отец, Вяземский и Виноградов долгие годы были деловыми партнерами? - уточняет Сашка.

- Да. Это общеизвестный факт, - подтверждаю я. – Я это сама сразу вычитала в интернете, как только начала искать информацию по Никите. И Верещагин постоянно об этом говорит. И Вяземского с Виноградовым ненавидит.

- Надо же! – восклицает Варя. – Все три фамилии на букву «В». ВВВ. Оригинально!

- Я в доме Таисии Петровны видела старые диванные подушки в саду на лавках и на качелях с красивым вышитым вензелем «ВВВ», - вдруг вспоминаю я. – Это, видимо, предметы из того периода жизни.

- Да, скорее всего! – подтверждает ставшая совершенно серьезной Сашка. – Вот интересно, сохранились ли в том доме предметы с первым вензелем деловых партнеров?

- Что значит первым? – не понимаю я. – Каким первым?

Сашка выдерживает настоящую театральную паузу, стряпая важную мину, но не выдерживает серьезности момента и фыркает от смеха, когда получает толчок в бок острым Вариным локтем.

- Первым вензелем, символизирующим их деловое сотрудничество, было сочетание четырех букв: «ВВВК», - Сашка смотрит на меня торжествующе. – А это значит…

- А это значит Вяземский, Виноградов, Верещагин и… Ковалевский! – легко догадываюсь я.

- Именно Рэм Ковалевский собрал много лет назад группу из удачливых и работоспособных друзей, начинающих первые шаги в бизнесе, - рассказывает Сашка обо всем, что нарыл ее хакер. – И стартовый капитал был его. И большая часть доходов тоже.



Жанна Володина

Отредактировано: 12.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться