Ночная радуга

Глава 19. Ужин

Женщина быстро сдается тому,

кого не любит, и долго сопротивляется тому,

кого полюбила, потому что с любимым мужчиной

ей хочется казаться хорошей,

а с нелюбимым

не стыдно показаться и плохой.

Константин Мелихан

Женщина, в целом, поддается дрессировке,

если, конечно,  любит мужчину-дрессировщика.

Бернард Шоу

Один из концертных номеров представляет из себя оригинальный танец русалок, которые соблазнительно двигаются между длинными узкими полосками переливающейся ткани цвета морской волны. Зрелище очень красивое, даже завораживающее. Отвлекаюсь и не замечаю, что мы уже не одни.

- Девушки! – к нам с широкой обаятельной улыбкой подходит Андрей Виноградов. – Мне кажется, что вы, все трое, финалистки конкурса красоты. Как же подружились три такие красавицы? Разве так бывает?

- Когда дрались за корону, - доверительно сообщает Сашка, беря Андрея под руку, и шепчет ему на ухо. – Я победила.

- А как же теория о страшненьких подругах? – смеется Андрей, оглядываясь на меня.

- Это та, согласно которой, надо окружать себя некрасивыми подружками, чтобы самой выглядеть на их фоне получше? Теория истинная и доказанная, - авторитетно сообщает ему Сашка. – Только Лерке с Варькой не говорите, расстроятся!

- Мы не претендуем! – веселится Варя, сверкая бутылочной зеленью глаз. – Мы с Леркой вице-мисс. Нас всё устраивает!

- Не обманывайте меня! – шутит Андрей, преследуя меня голубым внимательным взглядом и пытаясь заглянуть в мои глаза. – Мое предположение такое: вы избавляетесь от соперниц заранее. Действуете втроем.

- Как вы догадались?! – «паникует» Сашка. – Не выдавайте нас, добрый юноша!

«Юноша» недовольно морщится, огорчившись из-за намека на его молодой возраст.

- Юноша уже в том возрасте, что вполне способен не только оценить красоту по достоинству, но и на практике доказать силу и мощь своего восхищения ей! – пафосно шепчет Андрей на ухо Сашке, по-прежнему глядя только на меня.

- Не провоцируйте меня, Андрей! – чувственно шепчет в ответ Сашка. – Я женщина-вамп! Попадетесь на крючок – пожалеете!

- Я жалею только о том, что не знал вас и Леру раньше, - действительно сожалеет Андрей, видимо, собравшийся весь вечер провести в нашей компании.

- Поверь, - улыбаюсь я младшему Виноградову. – Наше позднее знакомство – благо для тебя, а не огорчение. Наши мужчины  несколько нервно относятся к другим мужчинам возле нас.

- Наши мужчины? – низкий, густой голос Верещагина, и горячая волна возбуждения резко спускается с шеи в область лопаток, заставляя их сжаться, потянуться друг к другу, словно мне надо спрятать крылья.

Варя и Саша, не скрываясь, откровенно рассматривают Никиту, подошедшего к нам с Ритой, вернее, их почти приволокла к нам, стоящим в компании Виноградовых, возбужденная Ада. Внимательный, острый взгляд Верещагина останавливается по очереди на Варе и Саше. Варя очаровательно краснеет, Сашка этого себе позволить не может по умолчанию.

- Наши, - лукаво подтверждает свои слова Сашка, пряча хитрые глаза за бокалом шампанского. – Ревнивые. Строгие. Требовательные.

Варя восхищенно улыбается, понимая, что Сашка начала словесную игру. Упоминание о «наших мужчинах» вызывает любопытные взгляды Виноградовых и пристальную, адресную злость Верещагина. Злость усталую, беспомощную, обреченную.

- Женщина-вамп, Сашка, должна быть неотразима, абсолютно уверена в себе, взрывоопасна и призывно сексуальна! – тут же объясняет Варя.

- Спасибо за комплимент! – нахально благодарит Сашка. – Как с меня списано!

- Тогда добрый вечер! – приятный мужской баритон Верещагина с легкой хрипотцой звучит камертоном, настраивая мои мысли и эмоции на борьбу с ним же.

То, что Верещагин с Ритой подойдут к нам открыто, не ожидал даже мой отец.

- Добрый! – бодро отвечает за всех Николай Игоревич Виноградов, отлично держащий лицо.

- Привет! – млеет Ада, повиснув на локте Никиты с другой стороны, уравновесив фигуру «Мужчина и его восторженные поклонницы». – Вы опоздали!

- Это из-за меня! – мило смущается Рита. – Никак не могла найти вторую туфельку!

Мы все смотрим на «Золушкины» ножки, обутые в лакированные белые туфельки, вполне подходящие к белому брючному костюму.

- Нашла? – ядовито, не скрывая антипатии, спрашивает Ада.

- А ты не видишь? – недоброжелательно отвечает Рита, нахмурившись и посмотрев на Никиту с мольбой во взгляде.

Верещагин никак не реагирует на нее, потому что занят: он давит на меня тяжелым осуждающим взглядом темно-карих глаз.

- Лера! – мило, по-детски улыбается Рита, забыв об Аде и туфлях. – Ты гостишь у отца? Когда домой, к Никитону?

- Сегодня и поедем! – говорит Верещагин, усиливая силу давления.



Жанна Володина

Отредактировано: 12.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться