Ночная радуга

Глава 20. Приключения. Начало

Первый вздох любви - это последний вздох мудрости.

Антони Брет

Если однажды меня не окажется рядом с тобой,

запомни: ты храбрее, чем подозреваешь,

сильнее, чем кажешься,

и умнее, чем ты думаешь.

И еще кое-что - я всегда буду с тобой,

даже если меня не будет рядом.

Алан Александр Милн

Я смотрю на элегантного, почти хрупкого, невысокого мужчину с добрыми голубыми глазами спокойно: не успела придумать, почему стоит испугаться. Варькины зеленые глаза горят любопытством: она даже наклоняет голову, тряхнув кудрями, чтобы лучше рассмотреть уже знакомого ей человека. Сашка смотрит пристально, жестко, время от времени переводя взгляд с мужчины на тяжелые предметы в комнате.

- Не припоминаю, чтобы вы просили о продолжении вечера в приватной обстановке, - иронично выгнув бровь, бодро говорит Сашка. – И почему сразу троих? Не смогли выбрать или любите погорячее?

Николай Игоревич улыбается на Сашкину реплику с благородным достоинством, но ничего не отвечает. Голубые глаза не отрываются от моего лица.

- Сыр неплохой! – хвалит угощение Варя, отправляя в рот кусочек сыра, который она искупала в жидком меде. – И виноград чудесный!

Варя берет гроздь нежно-зеленого винограда и, деликатно отщипывая ягодки, ест их.

- Лера… - в интонации Виноградова-старшего тоже жидкий мед. – Валерия Ильинична! Мне нужно было поговорить с вами без свидетелей. Ни Илья, ни Никита не поймут меня так правильно, как это сможете сделать вы.

- Других способов встретиться со мной вы не придумали? – спрашиваю я, мучительно думая, каким образом в этой странной истории участвует кошмар моей школьной юности - Сергей-Филипп.

- И почему без свидетелей? – капризно спрашивает Варька.

Изумрудные глаза подруги детства блестят в предвкушении… Чего? Словесной баталии? Приключений? Вспоминаю, на какие выходки Варька с Вовкой были способны в детстве и мысленно улыбаюсь. Чувства страха и ощущения опасности по-прежнему нет. Почему?

- Судя по тому, как именно мы были сюда приглашены и доставлены, от свидетелей вы будете избавляться? – спрашивает Сашка, вытягивая ноги и снимая, наконец, туфли на высоком каблуке.

- Свидетелей чего? – вдруг задает вопрос Варька. – Похищения? Или у вас, кроме статьи сто двадцать шестой УК РФ, наполеоновские планы на сто двадцать седьмую? На все три части?

Улыбаюсь, оценив юридическую шутку жены адвоката Быстрова.

- Я могу пригласить вас на конфиденциальный разговор? – настаивает Николай Игоревич, не ответив на слова моих подруг и глядя на меня.

- Я могу быть уверена, что с Сашей и Варей всё будет в порядке? – отставляю чашку ароматного чая.

- Даю слово, - без пафоса, устало говорит мужчина, слегка отодвинувшись и показывая мне путь на выход. – Девушек, конечно, придется ненадолго закрыть, но вы скоро к ним вернетесь. Вы все очень скоро вернетесь домой.

- Значит, не наша земная красота – причина похи… приглашения? – Сашкин сарказм оценила только Варя, подмигнув подруге.

- Увы и ах… - разводит руками Виноградов, впервые за это время отреагировав на кого-то, кроме меня.

Выхожу из комнаты в широкий коридор. За дверью Высокий и Широкий с закрытыми лицами. Николай Игоревич галантно распахивает дверь напротив, заводя меня в большую светлую комнату с окнами в пол. Что-то вроде библиотеки: глухая стена закрыта высокими полками с книгами. Это многотомники с темными корешками. Большой стол, пара кресел. Скупо, по-деловому, по-мужски.

Сажусь в кресло и молча смотрю на нашего похитителя. Он совершенно невозмутимо выдерживает мой взгляд, садясь в кресло напротив.

- С вами и вашими подругами всё в порядке? Никто не пострадал? – вежливо интересуется он, словно старый знакомый спрашивает меня о моих делах.

- Зачем я вам? – спрашиваю я, игнорируя его вопрос.

- Если хотите, я приглашу к вам врача, чтобы он осмотрел всех троих, - теперь он меня игнорирует.

- Это как-то связано с гибелью родителей Риты и собаки Верещагина? – продолжаю я.

- Вы молоды, красивы, и я переживаю, что у вас могут быть какие-нибудь травмы, - продолжает он.

- Наши травмы – меньшая из ваших проблем, - всё-таки отвечаю я на его последний вопрос.

- Я понимаю, - неизменно вежливо кивает мне Николай Игоревич. – Вы думаете, что вас ищут и обязательно найдут рано или поздно здесь. Поверьте, это будет не скоро. Я отпущу вас гораздо раньше, если мы договоримся.

- Давайте договариваться, - киваю уже я. – Что именно нужно вам от меня?

- Коньяк? Вино? Ликер? – быстро спрашивает он, вставая и отходя к установленному в стенной нише бару.

Рука его, открывающая замочек бара, слегка дрожит. Не так уж он спокоен, каким хочет мне казаться.



Жанна Володина

Отредактировано: 12.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться