Ночная смена

Ночная смена

- Я думаю так и должно быть…

Я вздрогнул и оторвал взгляд от мониторов камер наблюдений: снаружи во всю лил ливень, поэтому на них мало что можно было различить. Остаётся надеяться на охранников, дежурящих снаружи. Протерев уставшие от многочасового сидения перед экраном глаза я посмотрел на говорившего.

Дэвида перевели к нам две недели назад, и за это время он приобрёл репутацию крайне неразговорчивого типа. Сейчас он сидел, закинув ноги на стол, и с не прикрываемой скукой глядел в свой десяток светящихся мерным светом мониторов, медленно потягивая дешёвый кофезаменитель. С чего это вдруг он решил заговорить?

- О чём это ты?

- Обо всём… - он неопределённо обвёл рукой с кружкой помещение вокруг нас, - О войне, о Городе, о Воротах, о людях… Тебе не кажется, что всё так, как и должно быть?

- В смысле? – я упорно не мог понять, что Дэвид имеет ввиду.

- Вот смотри, - Дэвид кивнул на мониторы, - Чем мы сейчас заняты? Правильно, следим, чтобы Ворота никто не открывал. А почему никто не должен открывать Ворота?

- Потому, что тогда человечеству придёт конец, - раздался справа от меня ворчливый голос Стива. Старик вечно был чем-то недоволен.

- Вот именно! – с энтузиазмом продолжил Дэвид, - А знаете, почему ему придёт конец?

- Почему же? - раздался сзади мурлыкающий голос Марты.

Ей явно нравился Дэвид, а она нравилась мне. Может это из-за того, что она единственная девушка, работающая на Воротах в ночную смену? Впрочем, работала она не очень: на мониторы почти не глядела, большую часть времени спала, а когда бодрствовала, наблюдала за Дэвидом. Её родители вроде были большими шишками в Городе, поэтому и протолкнули дочь на самое безопасное место службы. Самое безопасное, но и самое ответственное.

- А потому, девочка моя, - сказал Дэвид, - что оно проиграло эту эволюционную гонку: создало существ, которые превосходят его во всём от физической силы до интеллекта. А теперь жалкие остатки этого «Человечества» выстроили вокруг себя огромные стены и всё ещё надеются отвоевать себе Землю.

- С чего ты взял, что кто-то надеется отвоевать планету обратно? – грустно вздохнув, сказал Стив, - Как по мне, так мы просто стараемся выжить.

- А зачем, по-твоему, созданы Ворота? – усмехнулся Дэвид, - Да ещё целых шесть! Ты представляешь? Шесть потенциальных точек прорыва в нерушимой стене! Зачем спрашивается?

- Ну, так ресурсы Города не бесконечны, - вставил я свои пять копеек в эту тираду.

- Правильно. И когда они закончатся, у человечества останется всего два варианта: либо умереть от нехватки продовольствия, либо выйти за стены и начать заранее обречённую на провал войну за выживание.

На несколько минут в зале воцарилась тишина, все думали над его словами, а он всё так же лениво смотрел в монитор, что-то набирая на клавиатуре.

- Почему же обречённая на провал? – первым нарушил тяжёлое молчание Стив.

Дэвид посмотрел на него как на наивного ребёнка непонимающего простых истин, улыбнулся и сказал:

- Потому, что прежде чем стать доминирующим разумным видом на Земле, homo-sapiens сначала уничтожил всех конкурентов…

В этот раз никто не ответил. Разговор, обещавший развеять скуку, вогнал всех в тоску. В нашем обществе вообще не было принято говорить о тщетности нашей борьбы. Мы все с детства росли на телевизионных передачах о героях, которые охраняют наш сон, неустанно неся службу на стенах. По радио постоянно звучали обращения правительства к народу, утверждавшие, что победа будет за нами.

Я родился уже после того, как был построен Город, и с тех пор мало что изменилось. Нам часто рассказывали на лекциях по истории, как началась эта война. А началась она с корпорации Гентэк. Она занималась генной инженерией, разрабатывая мощное биологическое оружие для армии. Именно в их лабораториях были созданы первые арии.

Арии были похожи на людей внешне, но крайне отличались от нас внутренне: огромное число генетических улучшений привели к резкому увеличению их живучести, силы, выносливости и интеллектуальных способностей. Военные и разведка были от них просто в восторге. Ариев использовали как солдат, шпионов, аналитиков, потом, когда о них узнала общественность их стали внедрять в полицию и охрану. Это и стало началом конца: им потребовалось всего два года на захват континента, а ещё через семь лет был основан Город, в котором спаслись оставшиеся двадцать миллионов представителей человеческой расы.

Дэвид закончил стучать пальцами по клавиатуре и несколько секунд внимательно вглядывался в экран перед собой, затем, удовлетворённо хмыкнув, откинулся на спинку кресла и спросил у меня:

- Слушай, а у тебя есть семья? Ну, там жена, может уже дети?

- Нет, к сожалению, не успел обзавестись.

Он понимающе кивнул мне:

- А у меня есть, - сзади раздался грустный женский вздох, - и я ведь ради них пошёл сюда. Хочу, чтобы они жили счастливо, мир посмотрели.

- А по твоей речи можно было подумать, - я улыбнулся, - что ты поставил крест на человечестве.

- А я и поставил… - он улыбнулся мне в ответ и нажал на какую-то кнопку у себя на клавиатуре.

- Что…

Я не договорил. Мой взгляд был прикован к мониторам, вернее, только к одному. С него передавалось изображение с камеры номер 64, чей объектив был направлен на Ворота. Внутри меня всё холодело от ужаса: они открывались.

- Всё же, не надо было вам делать в стене такую брешь.

Я успел заметить лишь слабое движение рук Дэвида и что-то белое, пролетевшее мимо моей головы. Раздался звук разбивающейся в дребезги кружки из-под кофе, и Стив, уже тянувшийся за пистолетом, тихо упал на пол. Ещё одно быстрое движение, звук выстрела, и вот уже тело Марты с простреленной головой медленно сползало по стене. Теперь дуло пистолета смотрело мне в переносицу.



Глеб Мазуров

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться