Ночной Охотник

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 4. Мятеж (I)

 

1

 

Наверное, у меня на лице было написано все мое удивление, потому что вопль эльфа «какого хрена?!» оказался единственным обращением ко мне.

— Твою мать!

Поняв, что мы в одной лодке, он рванулся наружу, отпихивая солдата. Я дернулся следом, но схлопотал такой удар в грудь, что опрокинулся.

— Еще раз дернешься, и я отрублю тебе ногу, — пригрозил солдат ледяным тоном. — Понял?

Я кивнул, а потом, конечно, дернулся.

С пальцев сорвалась огненная струя, потоки плазменного огня, мгновенно растапливающего металл, ударили солдату в грудь. Шатер полыхнул изнутри адским заревом, воздух задрожал…

— Я тебя предупреждал? — спросил солдат насмешливо, когда температура спала.

На его сверкающем доспехе даже пятнышка не осталось.

— Мы хорошо защищены от таких, как вы.

Он шагнул ко мне угрожающе. Я хватанул рукой меч… опомнился в ужасе, кажется, меч забыл в Сизой башне!

Прошипела сталь, когда меч стражника покинул ножны. Его широкое лезвие словно из синего льда, покрыто красивыми узорами и на вид острее бритвы. Я сжался на стуле.

— Ты правша? — участливо спросил воин.

— Он — Мессия!

Полог шатра откинулся, внутрь влетел Рауль. Лицо перекошено, покрыто сажей. Люто зазвенела сталь. Стражник отмахнулся сперва неумело, явно не ожидал такого, потом озлобился, принялся рубить и кромсать, постепенно наседая на командора. Тот, несмотря на всю хваленую ловкость Ночных, уступал.

— Дарк! — вскричал Рауль. — Убей его!

— Их не берет магия! — закричал я отчаянно. — Уходи!

Рауль едва не пропустил коварный удар, чудом уклонился. От лютой сечи лицо покрылось капельками пота, раскраснелось.

— А ты?! — с напряжением крикнул он.

— Уходи, сказал!!!

Рауль одним движением шуганулся в сторону, меч стражника бессильно вспорол почву. Я вскинул руки, человек даже не оглянулся, уверенный в превосходстве. Но, когда вместо очередного боевого заклинания полыхнул защитный купол, он залип, как муха в сиропе.

— Тебе это не поможет, мразь! — прорычал он. — Мы все равно вас прикончим!

Я и сам видел, что не поможет: солдат наседал грудью на зеленый купол защитной волшбы, медленно продавливал. Видимо, у него какой-то хитрый артефакт, который не только защищает от боевых молний, но и позволяет быстро распознать прочие виды волшебства, а затем ломает, как вирус.

— Уходим!

Мы рванулись к выходу. Солдат заорал люто:

— На помощь! Ночная тварь пытается сбежать!

Странно, но в диком грохоте сражения его услышали. Едва мы выскочили, как нам наперерез рвануло стразу трое бойцов. Даже Рауль побледнел.

— Стоять! — послышался окрик. — Этих не трогать!

Из едкого облака дыма вынырнул эльф, как волшебное виденье, весь в нарядный и сверкающий богатством.

— Стоять! — завопил эльф уже мне. — Куда ты, дурак, собрался?!

Я в свою очередь заорал взволнованно:

— Что происходит?!

Эльф подскочил, глянул на Рауля так, что тот задрожал от гнева, он буквально облил дозорного презрением.

— Это кто? Неужто…

— Он самый! — рявкнул Рауль с вызовом.

Я поспешно вмешался:

— Сейчас он на нашей стороне! Он помогал вызволить ведь… Сирену!

Эльф перебил едко:

— Тогда не подскажешь, любезный, чья армия устроила все это, если он на нашей стороне?

С гулом пронесся огненный снаряд, бахнулся куда-то в толпу зевак. Я с ужасом увидел, как вместе с землей взметнулись обрывки тел. Со стороны Блошиных нор донесся призыв сотен глоток:

— Вперед, дозор!

У Рауля вытянулось лицо.

— Этого… не…

Через холм метрах в пятистах от нас перевалила серо-черная волна со стальными проблесками. Ночные мчались рука об руку с людьми, даже эльф отшатнулся от неожиданности. А впереди бежал Доэль собственной персоной. Я издали узнал этого широкоплечего Ночного. По-моему, других таких здоровяков в Обители проклятых просто нет. В черных кожаных одеждах, одноглазый, наголо выбритый, Доэль напоминал чем-то каменный топор: столь же примитивный, но тем не менее действенный и несущий смерть.

— Этого не… — тупо повторил Рауль. — Как?! Кто приказал?!

— Отступники! — воскликнул я. — Твою мать! Как это раньше мне не пришло в голову! Ведь Калхун говорил, что не был единственным шпионом здесь. А Рауль признавался, что никого ближе у него в Блошиных норах нет!



Николай Трой

Отредактировано: 13.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться