Ночной странник. Часть вторая

Размер шрифта: - +

Глава 15. Пять сокровищ снегов

Канченджанга – сверкающее чудо Гималаев, в переводе означающая «Пять сокровищ снегов», встретила их пронизывающим ледяным ветром, разряженной атмосферой и яростными, обжигающими кожу и слепящими глаза солнечными лучами. Спускаясь по узкой тропинке, шедшей вдоль отвесной скалы, Ольга дрожала под несколькими слоями одежды, включавшими футболку, свитер и тёплую куртку, которые не могли защитить её от этого жуткого ветра. Следом за ней шёл Дэвид, вновь принявший облик волка, а замыкали строй Ребекка и Линг, которым было ненамного теплее. Перед девушкой, показывая дорогу, шёл тодд, одетый как всегда в одну лишь тонкую белую простыню. Несмотря на столь лёгкое одеяние, возглавлявший отряд человек явно не мучился от холода, словно тот его не трогал.

Солнце уже садилось, когда продрогшие путники, казалось, уже покрывшиеся изнутри инеем, добрели до спрятанной между двумя высокими утёсами маленькой деревянной избушки. Войдя внутрь и спрятавшись, наконец, от ветра, они с радостью обнаружили очаг и горевший в нём огонь, кем-то заботливо разведённый будто специально для них. Однако кто был этот добрый человек, они так и не узнали, поскольку хижина была совершенно пуста.

Валясь с ног от усталости, не желая уже ничего, Ольга, Ребекка, Линг и вернувший человеческий облик Дэвид, просто выпили воды и, расположившись возле огня уснули. Продолжить путь им предстояло рано утром, чтобы засветло добраться до скрытой от посторонних глаз долины, где произрастали самые редкие в мире цветы.

 

Новый день в горах встретил их пушистыми белыми сугробами, почти полностью завалившими дверь в хижину. Чтоб выйти наружу, пришлось сделать узкую щель между дверью и стеной избушки, в которую смог протиснуться Линг. С помощью импровизированной лопаты, в роли которой выступила широкая доска, он быстро освободил пространство рядом с дверью от снега, чтобы остальные смогли спокойно выйти, да и чтобы хозяину дома, когда он вернётся, не пришлось самому откапывать вход.

Продвигались по глубоким сугробам они медленно, а сверху всё продолжали сыпаться крупные снежинки. Радовало только то, что потеплело и ветер улёгся, а может, просто сменил направление и теперь дул с другой стороны горы. Рассмотреть что-либо в снежной пелене не представлялось возможным, поэтому оставалось лишь идти след в след за проводником, которому и снег был нипочём.

К вечеру они добрались до небольшого ущелья, со стороны выглядевшего так, будто молния невероятной мощности рассекла пополам огромную скалу. Приблизившись к месту раскола, путники почувствовали, как в лица им повеяло тёплым влажным воздухом, будто из бани. Но прежде, чем они успели задаться вопросом, что это было, возглавлявший их тодд, шагнул в ущелье и позвал их с собой.

Протиснувшись мимо близко подходивших друг к другу стен ущелья, Ольга первой вслед за тоддом вошла в просторную, окружённую со всех сторон высоким горами зелёную долину и будто из зимы попала в лето. Кругом всё цвело и зеленело в тепле и солнечных лучах, больше подходивших жарким тропикам, чем высокогорной стране. Сначала девушка никак не могла понять, как подобное диво могло возникнуть здесь, в сердце суровых и вечно замёрзших Гималаев, это выглядело настоящим чудом. Но объяснение этого чуда оказалось очень простым и имело чисто геологический характер.

Едва все путники вошли в долину, как недалеко от выхода из ущелья из-под земли вырвался огромный столб пара с брызгами горячей воды. Это был гейзер – один из множества обогревавших долину горячих источников, создававших здесь, в окружении горных стен, преграждавших доступ холодным воздушным потокам, естественную теплицу. Временами ветер сюда всё-таки прорывался, принося с собой семена растений, которые, оказавшись в благоприятных условиях, бурно разрастались, создавая целые сады, удивительные своей красотой и разнообразием.

Долина тоже оказалась ущельем, но гораздо шире и протяжённее первого. Оно уходило вглубь горного массива, извиваясь из стороны в сторону, образуя ответвления и лабиринты меньших ущелий. Площадь этого горного оазиса оценить путникам было трудно, но, тем не менее, они быстро поняли, что заблудиться здесь не составило бы труда. А вот о том, чтобы среди бесчисленного множества произраставших здесь цветов самостоятельно найти один-единственный, нужный им, не могло быть и речи.

Тодд остановил их отряд на маленькой уютной полянке у подножия пологого холма, сплошь покрытой крохотными белыми цветами. Здесь им предстояло дождаться ночи, с приходом которой они начнут поиски волшебного цветка. Так впервые за долгое время путниками представилась возможность немного понежиться в солнечных лучах и тепле, которые они неожиданно встретили зимой в самом холодном месте на Земле. Время отдыха они посвятили, как обычно, еде и сну, столь необходимому пред ночной вылазкой.

 

Ольгу разбудил голос Дэвида, принявшего с наступлением темноты человеческий облик.

- Вставай, Оля, - сказал он. - Наш проводник говорит, что пришло время искать цветок.

- Самое подходящее время для поисков, - сонно пробормотала Ольга, поднимаясь с земли. – Так темно кругом, вообще ничего не видно.

- А ты внимательнее присмотрись, - подала голос Ребекка. – Вон там, на холме, явно что-то интересное есть.

Ольга перевела взгляд на пригорок, очертания которого смутно угадывались в бледном свете звёзд. Сначала она ничего толком не увидела, если не считать группу особенно ярких голубоватых звёзд над самой вершиной холма. Но в какой-то момент девушка вдруг поняла, что это вовсе не звёзды, а нечто другое светится вдали.



Ирина Лебедева

Отредактировано: 26.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться