Ночные гонщики. Первая Кровь

Размер шрифта: - +

Глава 10

У каждого магического существа, решившего жить в немагическом мире, есть свои секреты. Иногда важные и пугающие, раскрытие которых равнозначно смерти, иногда довольно безобидные. Удивительно и забавно, но чаще всего по прошествии лет о них перестают вспоминать даже обладатели, забывают почти навечно, вычеркнув из памяти за ненадобностью… пока кто-нибудь не решает покопаться в прошлом и напомнить. Обо всём. Или просто ворваться в привычную жизнь, переворачивая её с ног на голову и вынуждая искренне задуматься, что теперь делать.

Как ни прискорбно, но Иелиэ оказался сейчас именно в такой ситуации. Его жизнь была разрушена, растоптана изящной, но не самой маленькой ножкой тридцать восьмого размера. Стабильность, тщательно выстраиваемая долгие годы, утекла сквозь пальцы, не оставив и следа. Всё можно было бы изменить, но… кажется, эльф нашёл свою личную катастрофу. Он мог смириться и привыкнуть к новой жизни, или отказаться… и выстраивать жизнь заново. Любой вариант означал крах прежних устоев – а из двух зол приходилось выбирать меньшее.

Но какое из них меньшее? Иелиэ не знал, не мог понять, а потому сидел сейчас на вечеринке в компании своей личной катастрофы и с неохотой поедал заказанное блюдо. Вкус не ощущался, веселье – тоже. Эльф понимал, что для выбора ещё есть время, но вспыхнувшая эмоциональная нестабильность была первым звоночком, оповещающим, что срок выходит.

Оставалось две недели до похорон его любимой жизни. Дней, полных опасности и драйва, дней, когда Иелиэ мог не бояться получить пулю в лоб и смеялся в лицо самым страшным магическим преступникам. Когда от адреналина пульс бешено стучал в висках, а дыхание перехватывало…

Впрочем, что это он? Первый вариант – и милости просим! Адреналин, опасность, особые миссии, в которых можно распрощаться с многострадальной – и, кажется, не самой здравомыслящей – головушкой. Адреналина даже станет в разы больше. Только свободы больше не будет. А что есть эльф без свободы?

Иелиэ досадливо скрипнул зубами и окинул взглядом зал. А это ещё что за чучело крашеное?

Приближавшегося к ним парня Иелиэ прекрасно знал, но это не мешало острым коготкам раздражения впиться в и так натянутые нервы. Молодой человек целенаправленно продвигался к их с напарницей столику и одним своим видом выделялся из толпы: обильно сдобренная тональным кремом мордашка, подведённые глаза, поблескивающие от гигиенической помады губы.

"То ли баба, то ль мужик, с первого взгляда и не разберёшь. Элементали, что с них взять?" – мысленно фыркнул Иелиэ, хмуро провожая гостя взглядом.

Зря Иелиэ когда-то проболтался про напарницу Антону, барабанщику "Энтори". Хотя… как проболтался? Лиира в те дни вела себя, как паинька, он даже привязался к ней по-своему, потому и устроил хвалебный рассказ на тему "моя напарница – чудо". Вот и поплатился!

Каким бы хорошим другом Антон ни был, сколько бы раз ни выручал, язык за зубами он держать не умел. Они ведь именно из-за этого перед концертом подбежали к нам: не выдержали, захотели посмотреть на "чудо" воочию. А солист "Энтори" тот ещё любитель молодых симпатичных девочек. Воздшные элементали весьма… ветреные создания.

Эльф перевёл взгляд на Лииру, которая с выражением непередаваемого восторга на лице нетерпеливо ёрзала на стуле. Наивная, милая и по-домашнему уютная девочка… Несмотря ни на что, даже в самом откровенном наряде, который Иели удалось придумать, она казалась милой. Безумно милой. Такую даже нормальному мужчине хочется не отыметь где-нибудь в туалете клуба, а укутать в собственную куртку и увести от чужих глаз отпаивать чаем.

Впрочем, возможно, такое ощущение было только у Иелиэ. Как бы ни хотелось это отрицать, но он привязался к девчонке за это время. Привык, прикипел… и теперь пошленькая улыбка на губах элементаля и его откровенно раздевающий взгляд (Да что там ещё в наряде Лиры снять-то можно?) неимоверно раздражал. А ещё многозначительно сообщал, что на самом деле "миленькая" – не самое подходящее слово для неё сегодня.

Алексей с подозрением зыркнул на эльфа подведёнными глазищами –прикидывая, представляет ли тот для него опасность – и, видимо, решив, что в первое мгновение в глотку он не вцепится, повернулся к Лиире. Элементаль одарил её очередным взглядом голодного волка и плотоядно ухмыльнулся…

"Что ж, по крайней мере, я всё-таки добился желаемого эффекта сексуальности, раз на напарницу даже этот тип купился, – едва сдерживаясь, чтобы не запустить в "захватчика" заклинанием поувесистей, размышлял Иелиэ. – Вон как гарцует: соблазняет, обхаживает, сыпет комплименты…"

Видит Бог (вернее, боги, конечно, хотя за долгие годы среди людей Иели к собственному стыду начал искренне верить в Триединого), эльф терпел до последнего. Но нет, он и за что не отпустит свою напарницу танцевать с неизвестным "другом друга"! Это ЕГО напарница, с ним и будет дальше сидеть.

Пусть не такие сильные, как у оборотней, но всё же присущие эльфам первозданные, животные, собственнические инстинкты брали своё, не позволяя делиться… добычей? Семьёй? Игрушкой?

Всего одна секунда промедления – и Лиира, кем бы она ни была для Иели, ускользнула, а на танцполе добавилась ещё одна пара. Медленный танец, девичья фигурка, которую дико хочется закрыть от чужих глаз, и элементаль, который…



Валерия Савельева

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться