Ночные гонщики. Первая Кровь

Размер шрифта: - +

Глава 14

Когда в десять утра прозвенел будильник, зовущий на патруль, я уже не спала – или ещё не спала, это с какой стороны посмотреть. Из лаборатории я сбежала практически в тот же момент, как узнала результаты, очень злая и… и эмоциональная – то ли от недоболезни, то ли от неприятнейшего известия.

Кровь! Подумать только! Это же кардинально всё меняет, переворачивает все планы с ног на голову. Значит, симптомы эмоциональной нестабильности снимает "привязанное" снадобье – самое сложное из всех возможных зелий и эликсиров. Не верю, просто не верю…

Состав привязанных зелий, особенно таких старых, как это – больше десяти лет, ужас! – определить практически невозможно. Во-первых, для этого понадобился бы целый пузырёк, чтобы можно было проводить нормальные эксперименты. Во-вторых, нереально понять, чья именно кровь в его составе… а она должна принадлежать определённому существу, иначе зелье не сработает. Будь то любимая собака алхимика, сам он или заказчик – нужны эмоции и определённые условия сбора материалов. В-третьих, раз снадобье хранилось у Ли так долго, на нём точно было заклинание, и скорее всего – определённое, вмешанное в содержимое пузырька.

Нужно быть гением, чтобы просто такое повторить! А уж чтобы узнать состав…

В итоге, сна не было ни в одном глазу, и я оставшиеся жалкие часы ночи проворочалась в кровати, пытаясь справиться с накатывающим отчаянием, сменяющимся смесью удивления и раздражения от прошедшего вечера. Ну здравствуй, эмоциональная нестабильность, ты ли это? Проходи, располагайся, нам с тобой быть вместе до самого конца, потому что лечебного снадобья от тебя… не будет.

Ближе к одиннадцати, когда уже удалось привести себя в порядок и "бодрячком" направиться к выходу из комнаты, телефон зазвонил во второй раз. Видимо, Киса добралась до рабочего места и заметила оставленный мной на столе прибор.

– Ты испробовала Анализатор-16? – заорала она в трубку.

– Не знала, что до этого варианта уже имелось пятнадцать нерабочих версий, – ничтоже сумняшись, совершенно не смешно огрызнулась я. – Да, я хотела определить состав одного зелья.

Почти минуту Киса молчала, а потом, наконец, выдавила:

– И как?

– Или зелье такое дерьмовое, или анализатор неисправен, – честно призналась я. – Но скорее всего первое. У меня была всего парочка капель, стандартными способами возиться и некогда, и нет смысла, а это… это показалось хорошей идеей, но…

– Но? – протянула она, подбадривая.

– Но предложенный этим аппаратом состав чертовски огромен, – вздохнула я. – Открой тумбочку, я там распечатку оставила.

Слышно было, как застучали пробирки, заскрипели ящички, зашуршали бумаги. Потом всё прекратилось – наверное, Анисимова нашла-таки нужный листок и принялась за его внимательное изучение.

– Это что за мечту маньяка-алхимика ты ночью исследовала?! – возмутилась она. – Почему мне не показала?

Итак, почему не показала? Во-первых, Киса бы зажглась лишь на пару дней, а потом позабыла бы о зелье, не решившись даже рассказать новости мне. Во-вторых… я честно не знаю, что это за болячка такая, от которой помогает зелье, и безопасно ли оно. Если "снадобье" не безопасно, то за подругой станется и меня привлечь к опытам. В качестве испытуемого.

– Просто заработалась… – соврала я. Если правда раскроется, Киса меня четвертует, но если нет… вдруг вдвоём мы сможем что-нибудь придумать?  – Это зелье от какой-то эльфийской болячки. Я случайно разлила, а Ли теперь злится, говорит, что его никто и ни за что не повторит. А вдруг понадобится?

Врать подруге было стыдно, становиться испытуемой для опытов над "эмоциональной нестабильностью" – не хотелось. Поэтому из двух зол пришлось выбирать меньшее. Как бы ни было неприятно.

– Никто и ни за что… – протянула она. – Прямо так и сказал?

– Ну, да, примерно… – не понимая, к чему клонит Анисимова, выдохнула я.

– Вызов принят! – усмехнулась подруга в трубку. – Где образец?

Что? Секундочку? Она решила…

– Кисуль, может, без фанатизма? Не стоит, всё нормально, Ли обойдётся.

– А я нашла уже образец, ты его из Анализатора не забрала, – совершенно не слушая меня, продолжала щебетать она. – Всё, пока, вечером отзвонюсь.

И бросила трубку, оставив меня с ужасом осознавать, что только что случилось. Итак, зельем заинтересовалась Анисимова. И не просто "заинтересовалась", а восприняла его изучение и изготовление как вызов, как возможность проверить собственные умения и знания, собственные силы. Я хотела попросить её помощи, но не устраивать такое!

Дерьмо. Всё дерьмо.

В итоге, на кухню я направлялась не в лучшем расположении духа, где и нашла напарника в ещё более подавленном виде. Он сидел за столом, сложив голову на скрещенные руки, и, в общем и целом, выглядел неважно. Совсем неважно.



Валерия Савельева

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться