Ночные гонщики. Первая Кровь

Размер шрифта: - +

Глава 28

Зайдя к себе, эльф повалился на кровать, истерично смеясь и схватившись рукой за бешено колотящееся сердце. Казалось, грудную клетку сейчас разорвёт – или сдавит, схлопнет, это как посмотреть, – дышать было больно, на глазах выступали слёзы…

Как там он решил утром? Не ругаться и не волноваться? Конечно-конечно, тысячу раз.

Иелиэ громче рассмеялся и закашлялся, схватившись теперь уже за жутко саднящее горло, с уголка губ на простыню капнула кровь, во рту разлился металлический привкус. Эльф торопливо вытер губы тыльной стороной ладони и в панике уставился на неё, не представляя, что происходит. Неужели отдача пошла и дальше? Он же не пользовался больше магией, только своей, лечебной…

Пытаясь унять панику, Иелиэ прилёг на кровать и положил руку на сердце,  ощущая под пальцами глухие, порой срывающиеся удары едва выдерживающего нагрузку сердца. Почему очередная ссора должна была произойти именно сегодня? Почему именно сейчас напарница решила "поехать по делам"? А с каким мечтательным выражением лица она это говорила, как просила… будто бы он не знает, какие у неё последнее время дела.

Эльф вновь тихонько рассмеялся и сразу замолк, ощущая, как боль разрывает горло. Хоть бы голос не пропал, не до хорошего… а то они так громко кричали, что сотрясалось, наверное, всё здание. Радует, что на этаже никого нет, кроме них, хотя… может, если бы были, ссор бы не случалось так часто.

Из головы Иелиэ никак не выходила напарница. Лиира. Красивое имя. И сама она красивая, если на то пошло, только вредная очень, дикая, почти как кошка. Иногда ласковая и милая, а в следующий момент уже готова укусить за руку, которая гладит по шёрстке. Боги, у него осталось всего шесть часов для принятия решения, после которого Иели, возможно, больше никогда и не увидит эту несносную девчонку, а он всего пару минут назад по собственному желанию целовал ей руки. Куда катится мир?

И правда, куда катится? Он, Иелиэ Л'Ирвэнэ, лучший агент-одиночка за всю историю ночных гонщиков, валяется на кровати с магической отдачей, размышлаяет о какой-то малолетке, харкает кровью, хватается за сердце и вообще напоминает мешок с коровьим дерьмом! Лира испортила его – и это факт. А главное, Ли ничего не может поделать, чтобы найти убийцу. Только сумел снять оттиск и сразу же вручить его оперативникам.

Прав их главный, Олег, высказавший эльфу сегодня всё, что думает о его хвалёных умениях. Иели сдулся, потерял сноровку! И всего-то за два с лишним месяца. Раньше лез на рожон, в самое пекло событий, не боясь ни магии, ни перестрелок, и спокойно находил таких "вампирчиков" всего за пару дней, а что теперь? Носится с напарницей, как с писаной торбой, оберегая её от всего на свете – даже от возможных женихов – и свалив всю магическую работу на оперативников! На простых людей и лишь в крайнем случае на оборотней! Даже у Лиры на самом деле есть магия, а у них её ни единой капли. Логично, что все оперативники злые, как собаки, а дело стоит на месте, тольк оновые трупы появляются.

И сегодня. Надо же, снял оттиск, бедный и несчастный маленький эльфик! Теперь нужно весь день пролежать в кроватке, чтобы отдача не шибанула. Да, прав Олег, расклеился он, потерял опыт.

И напарница тоже расклеилась. Даже если действительно собиралась по делам, а не на свидание, почему не сказала ему? Почему отказалась?

 

Руки тряслись, я кое-как держала телефон у уха, в третий раз пытаясь дозвониться до тамады. Но в трубке раздавались только длинные гудки – Лариса не отвечала.

– Да, Эсмочка, здравствуй! – раздался, наконец, бойкий голос тамады. На заднем плане кричала веселящаяся толпа и громко орала бьющая по ушам музыка.

– Привет, Ларис, – пробормотала в ответ, стараясь, чтобы голос звучал ровно и не дрожал. – Послушай, я дико извиняюсь, но приехать не смогу.

Я была подавлена, грудную клетку сковало, но ложь в то же время лилась легко и просто. Врать было так спокойно, я просто смотрела в стену отсутствующим взглядом и говорила. Тамада молчала, из трубки доносился лишь гомон, сопровождающий любой праздник.

– Просто, понимаешь, я же ехала из дома. Из другого города, от родителей. Ты же помнишь, от нас целых пять часов езды, я уже в пути была, когда ты первый раз позвонила. А тут милиция остановила – почти час простояли, даже больше, там ДТП на трассе случилось, автобус и легковушка врезались. Вот я и опаздываю: к городу даже не подъехала, нам ещё долго – слышишь, машина шумит?

Странные же мы существа – люди. Верим в ложь с тягой утопающего, хватающегося за соломинку. Порой хватает всего лишь правильного блефа: побольше уверенности в голосе, речь почётче. И собеседник соглашается, что "да, так и есть". Даже если на самом деле всё иначе. Ложь порой может вызывать слуховые, вкусовые и зрительные галлюцинации…

– Ах, да-да, Эсмочка, не переживай. Слышу, на машине едете, – защебетала тамада; я чуть растянула губы в грустной усмешке, вот он обман слуха. – Да всё нормально, попробую как-нибудь клиентам объяснить, что ты не сможешь приехать. У нас здесь сегодня свадьба. Молодожёны гуляют, в принципе, пожалуй, не особо разочаруются, но невеста хотела посмотреть твой танец вживую. Ей о-очень понравилось видео.

– Спасибо, Ларис, – простонала я.



Валерия Савельева

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться