Nocturn: Город в ночи.

Глава 12. Побег обратно.

…Холод. Жёсткие ветки и листья хлещут по ногам и лицу, но останавливаться нельзя. Тьма неотступно ползёт следом. Ноги начинают вязнуть в чёрном, липком мраке. Сердце, охваченное ужасом, колотилось в груди, а крик всё никак не мог вырваться из хрипящих лёгких. Страх опутывает руки, скользит по спине, течёт по венам… И лишь поняв, что не может двинуть даже рукой, Ирка вскрикнула.

И проснулась от собственного крика. Она не сразу поняла, что происходит. Вокруг суетились медсёстры: одна держала Ирку, придавив всем телом к койке, а вторая торопливо набирала в шприц какую-то жидкость. Успокоительное, наверное.

«Я…я правда дома? Я В СВОЁМ МИРЕ?» - дошло до девушки.

-В…всё хорошо! – попыталась привлечь внимание Ира. – Просто плохой сон приснился. Не надо мне ничего колоть! Я устала спать!

До медичек тоже не сразу дошло, что пациентка проснулась.

-Позови доктора. – сказала та, что держала её и сестра со шприцом быстро вышла из палаты.

Ира огляделась. Она лежала в трёхместной палате, в дневном стационаре. Наверное, в дневном. Один раз Ира, вместе с мамой, ходила навестить отца после аварии, в которой он сломал ногу. Он лежал в похожем месте.

         В палате одна койка была пуста, а на второй, делая вид, что не обращает ни на что внимания, лежала женщина с загипсованной рукой и читала электронную книгу.

За окном был пасмурный, серый день. Из форточки доносился звук проезжавших где-то внизу машин.

-Какое сегодня число? – спросила Ира у медсестры.

«Сколько же меня не было? Неделю? Две?»

-Четырнадцатое. – ответила та.

Ирка удивлённо округлила глаза.

-Простите, четырнадцатое чего? С-сентября?

Медсестра снисходительно взглянула на девушку и ответила.

-Августа, дорогуша. Как же тебя так угораздило грохнуться-то…

Ирка недоуменно застыла, удивлённо глядя на медработницу.

-Августа…

«Это что же…меня не было всего ДЕНЬ?! Да быть не может! Что за фигня!?» - с постепенным охреневанием думала девушка.

Вскоре пришёл доктор – странненький такой дяденька, лет сорока, слегка седой, в кругленьких очёчках. Спрашивал о самочувствии, о том, что она, Ирка, помнит о вчерашнем дне…

В конце концов, он заключил, что Ира полностью здорова, но для пущей уверенности, попросил остаться под наблюдением медсестёр ещё на день.

Почти сразу после него в палату влетела Иркина мама. Выглядела она крайне встрёпанной и взволнованной.

-Ира! Боже, ну как же ты так умудрилась? Ты как, доча? Всё хорошо? Что сказал доктор? – суетливо спрашивала она, душа Иру в объятиях.

-Да всё хорошо…подумаешь, воды нахлебалась. Ничего страшного. – мямлила девушка, смущённо пытаясь выкрутиться из родительских рук. Присутствие в палате ещё одной пациентки мать, видимо, не смущало.

Маму звали Виктория Викторовна Чернышова, она работала учительницей биологии в одной из Питерских школ. Бойкая, красивая женщина средних лет, темноволосая, с зелёными глазами. Ростом особо не отличалась, и Ира была выше неё примерно на голову.

-А папа где? – с подозрением спросила девушка.

-Папа? – улыбнулась Виктория Викторовна. – Он сейчас приедет. На работе задержали.

Кратко об отце: Чернышов Марк Григорьевич, хирург в одной частной клинике. Из-за работы они с Ирой видятся не так часто, но отношения вроде как хорошие. Достаточно высокий мужчина, сорока двух лет, русый, голубоглазый, преимущественно в очках с роговой оправой.

В принципе, его можно было понять: он же хирург, а это работа не из лёгких. С тем, чтобы навестить дочь, можно повременить.

         Наступил поздний вечер. Отец приехал, но ненадолго и их с мамой почти сразу попросили уйти, так как «часы посещения» закончились. Соседка по палате уже улеглась спать. Ирка осталась одна, наедине со своими вопросами и мыслями.

«Может, мне это всё приснилось?» - думала девушка, глядя в потолок. – «Когда я упала в воду, я потеряла сознание. И…всё что было, это…сон? Я знала, что это не может быть правдой.»

Ира сожалеюще вздохнула и перевела взгляд на окно, в темноту неба, освещённую светом фонарей.

«А я ведь ещё помню их имена. Король Джозефф, Миллин, Маркус,…»

-…Корнелиус. – неосознанно, произнесла она вслух, пытаясь вспомнить каждую деталь своего сна. – Они всего лишь плод моего воображения. Их нет.
И девушка не могла понять: легче ли ей от того, что всё действительно оказалось сном? Или нет? Она чувствовала только… смятение.

Блуждая в своих мыслях, Ира обратила внимание на странные тени за окном. Словно…человеческие силуэты?

«Глупости. Это третий этаж, так что…» - размышляла Ира.

Тени, тем временем, едва заметно двигались и становились плотнее, чернее, гуще. Они словно ползли по стене здания, надеясь просочиться в приоткрытую медсестрой форточку.

Ира с беспокойством наблюдала за тенями, боясь отвести от них взгляд. Это было жутко. Это становилось страшным. Это было…

«Это не правда. Мне…мне это только кажется из-за вколотых мне витаминов…»

С другой стороны, девушка прекрасно понимала, что от витаминов таких галлюцинаций быть не может. Но тени уже почти заползли в комнату. Они были почти осязаемы, от них веяло странным, смутно знакомым холодом. Почти как в…

-Катакомбы… - воспоминания, кадрами из сна, послушно подбросили необходимые для понимания моменты. Такой же холод источали стены катакомб под Эвентаунским храмом. Этот же холод веял от чёрных и безобразных теней в подземелье.



Полина Сова

Отредактировано: 06.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться